donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Чекистская романтика украинских националистов

То, что они за УПА, неудивительно. Вот то, что они при этом еще и восхищаются чекистами первого призыва - вот это да. Как молодой Бандера - Лениным.
Ну а поскольку по осени у нас повстанческий угар незаметно перетекает в празднование голодомора, то поэтому случаю такая болванка.  Рутковскому-то в принципе и про Довженко стоило бы написать, без всяких архивов, только про фильмы. Только без придыханий и сюсюка.

Самой тиражируемой версией объяснения причин торжества Советской власти на Украине является на сегодняшний день официальная: коммунизм пришел на штыках армии Муравьева. Тема украинских корней большевизма не то чтобы не ставится, но даже толком не формулируется. Вот и цветет пышным цветом миф об украинской интеллигенции – невинной жертве тоталитарного режима. Той самой интеллигенции, что с энтузиазмом раскручивала «красное колесо» террора, которое, в конечном счете, паровым катком прошлось по судьбам людей того ее поколения, что впоследствии было названо «расстрелянным возрождением».

 

Политическое украинство и революция.

Роман украинства с большевиками, тогда – социал-демократами, начался задолго до революции. Украинские социал-демократы (среди которых были Леся Украинка и Михаил Коцюбинский), хоть организационно и не зависисели от русских социал-демократов, расходясь с ними по ряду программных положений, не видели непреодолимых препятствий к сотрудничеству. Так, будущий активный деятель Центральной Рады Николай Порш присутствовал в 1905 году на Четвертом (объединительном) съезде РСДРП с правом совещательного голоса, где предлагал проект сотрудничества на федеративных основах. ЦК РСДРП тогда отклонило предложение украинских товарищей, но сам факт показателен.
Другой характерный пример предоставляет судьба Глеба Бокия, правнук математика Михаила Остроградского, неизменно фигурирующего в списках выдающихся украинских ученых. Биография этого высокопоставленного чекиста, ставшего в 1920-ые покровителем эзотериков и мистиков в СССР и причастного к организации по линии ГПУ экспедиции Николая Рериха в Гималаи, сегодня широко освещается в популярной литературе. Этот неординарный человек, стоявший у истоков ГУЛАГа, начинал свою политическую деятельность как активист петербургской украинской громады.
Отсутствие непримиримой вражды между украинскими политическими деятелями и большевиками видно и на уровне семейных связей. Так, дети Михаила Коцюбинского не просто стали сами активными большевиками: его сын Юрий женился на дочери старой большевички Евгении Бош (да, той самой, которой адресовано известное ленинское письмо, призывающее к массовому террору), а дочка Оксана вышла замуж за прославленного командира червонных казаков Примакова. Да ведь и относительное благополучие «первого Президента» Михаила Грушевского в СССР многие историки объясняют покровительством и заступничеством двоюродного брата, высокопоставленного функционера Г.И. Ломова-Оппокова (на момент ареста профессора, 23 марта 1931, заместителя председателя Госплана СССР).

Приведенные факты заставляют задуматься, насколько недооценен радикальный потенциал украинской дореволюционной интеллигенции. Несложно догадаться, например, какие настроения царили в семье Коцюбинских, если все его дети активно включились в борьбу на стороне большевиков.

Пореволюционному поколению украинской интеллигенции, к сожалению, не дано было продумать и изжить свое радикальное наследие, которое в так и неотрефлектированном виде перешло в руки диссидентов-«шестидесятников», став одним из источников их экстремистских требований повальной украинизации. Обратной стороной некритичного восприятия прошлого является отношение к негативной стороне социальной жизни как у чему-то наносному, продукту влияния «чужинців та зайд».
Так «оккупанты», гласит распространенная версия, взорвали жемчужину украинской архитектуры Михайловский златоверхий монастырь. Увы, к его уничтожению приложили руку «свои». Не кто иной как Александр Петрович Довженко, к 1932-ому году признанный кинорежиссер, во время обсуждения проекта Парка культуры и отдыха, который городские власти планировали обустроить в центре Киева, призывал снести все дома, препятствующие входу в парк. Среди них – здание нынешней Филармонии и тот самый Михайловский монастырь.

Щедрую дань отдал Довженко и воспеванию непримиримой классовой борьбы. В «Земле», как справедливо замечает киновед Н. Зоркая, «1929-й, год великого перелома, трагический и истребительный для Украины, предстает как противоборство Зла, воплотившегося в гаденькой фигурке завистника, пасынка природы, кулацкого сына Хомы, и Добра-Красоты-Природы, олицетворенных в колхозном бедняке Василе». Отличился Довженко и в разжигании всеобщей шпиономании накануне Большого Террора – продолжим цитату: «В «Аэрограде» того же Довженко (1935) действие развертывается на Дальнем Востоке. Герои — два потомственных охотника, бывших партизана, участники волочаевских боев. Но один из них, Худяков, оказывается завербованным японской разведкой предателем, убийцей, пособником диверсантов. Потомственный охотник, не дрогнув, расстреливает старого друга — предателя.»

К сожалению, никакой пересказ не даст адекватного представления об этом шедевре Довженко, в свое время восторженно принятом зрителем и одобренном, как и все его предыдущие работы, самим Сталиным. Авторский по замыслу (сценарий написан самим Довженко), поэтический по художественному решению, фильм, однако, способен шокировать современного зрителя зарядом ненависти – к шпионам-самураям, классовым врагам и предателям советской Родины, камня на камне не оставляя от образа Довженко-«щирого» националиста. Чего стоит один только закадровый текст: «Вот перед нами враг. Сейчас мы его убьем». Неважно, что вначале это лишенный всяких человеческих черт шпион-самурай, потом очередь дойдет и до других врагов народа, ибо, как сказал другой пролетарский классик, «если враг не сдается, его истребляют». К сожалению, сегодня житель Украины имеет возможность познакомиться, главным образом, с тенденциозно препарированными дневниковыми записями режиссера да сомнительной достоверности доносами на режиссера, рисующими картину идейного противостояния режиссера сталинскому режиму.

Довженко-режиссер (именно в этом качестве, а вовсе не своими текстами, он получил всемирную известность) совершенно не укладывается в фабрикуемую на наших глазах картину прошлого. Поэтому его фильмы так редко появляются на телеэкранах, как правило, глубокой ночью. Пафос довженковского творчества: «И мне начало казаться, что жизнь моя прошла неправильно... И что я сам - не режиссер вовсе, а партизан, охотник, чекист, что я не фильмы должен делать, а перестраивать страну, раскрывать ее богатства и охранять наши далекие границы от врагов трудящихся» (слова, сказанные по поводу «Аэрограда») – плоть от плоти ранней советской эпохи, со свойственным ей культом карательных органов.
Касаясь чекистской «романтики» Довженко, нельзя обойти стороной вопрос об ответственности режиссера за участие в идейной подготовке 1937-ого года. В терминах пушкинского Сальери это вопрос о «совместности» гения и злодейства. Увы, опыт прошлого века дает обильнейший материал для заключения: совместны, да еще как. Художественный гений не дает иммунитета против моральных ошибок, так что об эстетической ценности произведения и политических взглядах его автора следует судить отдельно.
Воспевающий самые сомнительные стороны «советского строительства», «Аэроград» эстетически перекликается с другими современными ему шедеврами мирового кино «Олимпией» и «Триумфом воли» Лени фон Рифеншталь. Наверное, не случайно заказчик и герой фильмов фрау Рифеншталь Адольф Гитлер так восхищался «Аэроградом» Довженко.
Вне категорий морали приходится говорить и о творчестве писателя Хвылевого, ведь никто лучше него на украинском не выразил мировоззрение инфицированного насилием революционного поколения:

«...Я пориваюся крикнути:

- Мати! Кажу тобі: іди до мене! Я мушу вбити тебе. І ріже мій мозок невеселий голос. Я знову чую, як мати говорить, що я (її м'ятежний син) зовсім замучив себе.
...Що це? невже знову галюцинація?

Я відкидаю голову.

Так, це була галюцинація: я давно вже стояв на порожнім узліссі напроти своєї матері й дивився на неї.


Вона мовчала.

...Панцерник заревів у бору.

Здіймались огні. Ішла гроза. Ворог пішов у атаку. Інсургенти відходять.
...Тоді я у млості, охоплений пожаром якоїсь неможливої радости, закинув руку за шию своєї матері й притиснув її голову до своїх грудей. Потім підвів мавзера й нажав спуск на скроню.
Як зрізаний колос, похилилася вона на мене.
Я положив її на землю й дико озирнувся. - Навкруги було порожньо. Тільки збоку темніли теплі трупи черниць.- Недалеко грохотіли орудія.» Я (Романтика)
Старшеклассникам, изучающим этот горячечный бред отставного чекиста, естественно, рассказывают про зверства большевиков на украинской земле, благоразумно умалчивая об автобиографической подоплеке новеллы. Как витийствует «совесть нации» Иван Дзюба, «Хвылевой может быть для нас весьма поучителен, склоняя нас к усвоению не внешних форм европейской жизни, иногда разлагающих и преходящих, а вечного культурного и интеллектуального наследия, духа творчества, гражданского сознания и всего того, что сейчас называется гражданским обществом». О том, что этот «вектор европейской интеграции» берет начало в застенках Богодуховской чрезвычайки, у «совести» ни полслова.
Фанатик террора и украинизации.

Говоря о деятелях «расстрелянного возрождения», нельзя обойти стороной фигуру их вдохновителя и покровителя, наркома просвещения УССР Николая Скрипника. В кунсткамере официальных героев, формируемой оранжевыми «патриотами», это настоящий луч света в мрачном царстве коммунистического террора. Так, выступление 24 мая 2005 г. в Полтаве на Всеукраинском педагогическом форуме «Забота об учителе – надежда на будущее» Виктор Ющенко начал со следующих слов:
«Уважаемые участники и гости форума! Дорогие учителя! Ничто не определяет будущее наций так, как образование. В нем видели живую воду для нашего народа великие предки – от Ярослава Мудрого до Петра Могилы, от Григория Сковороды до Николая Скрипника.»
Признаюсь, дико слышать подобные слова от человека, на каждом шагу осуждающего преступления тоталитарного режима. Николай Скрипник не просто входил в состав коллегии ВЧК во второй половине 1918-ого года, когда после покушения на Ленина был провозглашен массовый красный террор. Он был фанатиком террора, значительно превосходившем в жестокости своих коллег-чекистов. Изданная эсерами в Берлине в 1922 г. по горячим следам событий книга «Че-Ка. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий» описывает, как после убийства Урицкого «в Бутырской тюрьме в это время сидевшие социалисты информировались с воли, что в президиуме В.Ч.К. идет горячая борьба о судьбе заключенных социалистов и что голоса делятся поровну. Ответственные того периода деятели В.Ч.К. Яковлева и Скрипник со свойственным чекистам цинизмом уже заявляли родственникам заключенных: “Ваш муж будет расстрелян, что из того, что он социалист.» Кто был тот один, голосом которого сохранились сотни жизней, - нам, простым смертным, осталось неизвестно.» (с. 51)

В то время, как для других большевиков еще существовало табу на расстрел членов революционных партий, вместе с которыми они недавно сидели по тюрьмам и отбывали ссылку, Николай Скрипник отбросил все моральные предрассудки: «Пам'ятаю, привели з заарештованими Гоца. Швидка нарада - що з ним робити? Я пропоную розстрiляти, хто підтримує, а бiльшисть присутніх членів - проти. Що з ним зробили далі - не пригадую. Пам'ятаю, тоді мені казали, що Гоц дав слово чести не йти проти Радянської влади. Тепер, на останньому процесі есерів (по мнению современных историков, сфальсифицированном –Авт.), побачили, чого варте есерівське слово чести.»
Этот человек, без всякой жалости и тени сомнения, истреблявший «контру», для сегодняшних националистов настоящий герой только потому, что столь же люто и беспощадно он проводил на посту наркомпроса украинизацию. Мучивший Достоевского вопрос, можно ли купить всеобщее счастье ценой слезы ребенка, у них не возникает.
Посылая Скрипника на Украину, Ленин, по словам наркома, наказывал ему бороться с великодержавным шовинизмом, намеренно перегибать и заострять украинский вопрос, трактуя его как важнейший рычаг пролетарской революции на Украине. Вплоть до начала 1933-его года пребывая на посту наркомпроса, Николай Скрипник усердно воплощал в жизнь заветы вождя, пока внутрипартийные интриги не привели к смещению его с должности. Летом этого же года, спустя два месяца после самоубийства своего протеже Хвылевого, бывший нарком повторил его поступок.
Вопреки националистическому мифу, самоубийство Скрипника не было протестом против голодомора. Верный ленинец, безжалостно отправлявший на смерть сотни людей, застрелился от обиды на товарищей, накануне исключивших его из состава Политбюро ЦК КП(б)У.
В стихотворении одессита Эдуарда Багрицкого «ТВС» к лирическому герою на границе яви и бреда сквозь марево горячки обращается Дзержинский:

А век поджидает на мостовой,

Сосредоточен, как часовой.

Иди - и не бойся с ним рядом встать.

Твое одиночество веку под стать.

Оглянешься - а вокруг враги;

Руки протянешь - и нет друзей;

Но если он скажет: "Солги",- солги.

Но если он скажет: "Убей",- убей.


«Век» говорил радикалам (не только украинским) лгать и убивать. Они лгали и убивали.

Потом пришел их черед.

P.S. В эмигрантской националистической литературе свидетельств о службе Хвылевого в ВЧК предостаточно. Ревнители «чистоты рядов» в выражениях не стеснялись:
«…хто був Микола Хвильовий-Фітільов? Ось вам одна з правдивих подій, що насвітлює його діяльність як чекіста і провокатора. При кінці травня 1925 року окремим кур'єром був висланий в містечко Попонне на Волині поручений пакет для особистого вручення його голові кооп. Філонюкові, а інший пакет в містечко Славута, голові кооперативи Довголюкові. Ці два старшини в часі Гетьманської Держави були в офіцерській інструкторській сотні в м. Ізяславі. В час великої війни вони були в Ізборському піхотному полку – Філонюк потзучником 6-ої сотні (роти), а Довголюк капітаном, командиром куреня (баталіону). Микола Фітільов був солдатом в сотні Філонюка. В пакетах, про які мова вище і які були вручені Філонюкові і Довголюкові, були провокаційні відозви до повстання. В 1925 році в тих околицях Волині виарештовано велику кількість інтелігенції. Слідство над ними велось в Шепетівському окружному ОҐПУ, а після закінчення слідства арештованих заслано етапом в Ізяславську тюрму. Згодом їх судила виїздна сесія в місточку Ямполю. Предсідником тієї виїздної сесії був Микола Фітільов. Присуд – "висша міра наказанія" – розстріл.
В газеті "Наш Клич", ч. 161,28, 1953 р., який появляється в Арґентині, пишеться про Хвильового-Фітільова, що він в 1915 році був покликаний до російської армії, а в 1917 році він став членом т. зв. "солдатського комітету", в якому, як відомо, об'єднувалася найбільша голота. Восені 1918 року він брав участь в повстанні проти Гетьмана Павла Скоропадського. Як прийшли большевики Микола Фітільов був "сотрудником" Богодухівської Чека. Ще живуть особи, які були на допиті в Богодухівського чекіста Фітільова. Вони чудом втекли від розстрілу. В квітні 1919 року Микола Фітільов був військовим комісаром 9-ої совєтської дивізії, що стояла в Гадючі і поболювала Армію У.Н.Р. При кінці 1919 р. Фітільов стояв на чолі карного загону на Поділлю. В 1920 році М. Фітільов з тією військовою частиною перебував у Харкові, тодішній столиці УССР і в цім же 1920 році вступив у комуністичну партію. Фітільов був "сотрудніком" ОҐПУ, виловлював українських патріотів, а в своїх творах був провокатором. В грудні 1920 року Фітільов був хворий і при допомозі жида Каґановича лікувався закордоном. Хоч опинився закордоном, він не залишився там як політичний еміґрант, але повернувся знову в Україну, де дальше працював чекістом. 29-го лютого 1928 року чекіст Хвильовий мав на допиті таких старшин української армії: сотника Сергія Чижа, сотника М. Клочка, хор. Едварда Віцке, інж. Петра Головина, сотника Йосипа Вікторовського.
В грудні 1958 року журналіст С. Панас, в США, на підставі зізнань свідків односельчан заявляє, що справжнє ім'я Миколи Хвильового є Микола Фітільов та що він був чекістом і розстрілював своїх односельчан. Якраз перед своїм самогубством Хвильовий-Фітільов написав записку, що він вмирає правовірним комуністом.
Газета "Новий Шлях", 23-го травня 1953 року пише, що М. Хвильовий був ідейним комуністом до самої смерти, чекістом, провокатором, працівником ЧЕКА, ОҐПУ, НКВД. Він давав свідчення в суді проти Спілки Визволення України (СЗУ). В цій же газеті з дня 16 жовтня 1953 року авторка Олена Звичайна підтверджує, що земляки Миколи Фітільова з Полтавщини свідчать, що Микола Фітільов, в початках своєї діяльности на користь Москви, був заступником Богодухівської "чрезвичайки" і в той же час був комісаром при карному відділі Соболя, який в селі Мурахові, на площі біля церкви, прилюдно розстріляв 12 людей, просвітян с. Мурахова. Микола Хвильовий на сторінках харківського "Пролетаря" описав "злочини" СВУ. Йому було ще мало 45 підсудних, він шукав ще більше "винуватців".
Часопис "Гомін України" від 30 травня 1953 р. пише про Хвильового, що він "незадоволений чекіст, який намагався йти до командних височин (сан. зона), але мусів задоволитися ролею літературного провокатора". Свідомість поповнених злочинів примусила його врешті поповнити самогубство.»

З.С. Кондратюк. Передмова до третього видання "Історії України-Русі" Миколи Аркаса.
http://www.ukrcenter.com/library/read.asp?id=3932&read=true
Конечно, невозможно ручаться за достоверность всех приводимых Захаром Кондратюком сведений, особенно когда речь идет о называемых спустя десятилетия именах и датах. Важно другое, то, что обвинения в адрес Миколы Хвылевого исходят отнюдь не от пятой колонны, жаждущей очернить светлый образ «великого украинца».

Само творческое наследие писателя, при всем своем новаторстве и высоких художественных достоинствах, не дает никаких оснований считать его гуманистом, как то делают нынешние бессовестные фальсификаторы истории. Выдавать человека, лично осуществлявшего политику красного террора за невинную жертву тоталитарного режима бессовестно вдвойне.

Tags: история, украина
Subscribe

  • (no subject)

    Корабли морского космического флота СССР "Космонавт Юрий Гагарин" и "Академик Сергей Королёв" в процессе утилизации. Аланг,…

  • (no subject)

    12 апреля 1951 года в небе Кореи случилось немыслимое, армаду В-29 «Суперкрепость», которых сопровождал серьезный эскорт из…

  • (no subject)

    Российскую власть часто и многословно обвиняют в коррупции. Именно на обещании борьбы с этим явлением в органах власти строят свои избирательные…

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment