donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Запад и мы

Шесть лет назад брал интервью у одного умного человека.
Тогда на мой вопрос "Любая война заканчивается миром. Возможно ли, что и информационная война между нами и Западом прекратится к обоюдному удовлетворению?"
он ответил:
Такая попытка уже была. В девяностые годы мы выполняли все их требования, чтобы нас впустили в «цивилизованное общество». Мы были готовы исполнить все их желания, чтобы нас признали своими, но за выполненным требованием шло новое требование - и так далее. Уверяю, что пока мы не утопимся в Ледовитом океане, они не успокоятся. Вот и все. По их мнению, нам просто нет места в жизни.
Глядя на последние события, понимаю что мой собеседник оказался прав.

Весь текст интервью под катом

В рамках прошедшей недавно международной конференции «Диалог во имя будущего» речь зашла о таком явлении современности как информационные войны. Тут главным спикером стал директор московского Центра политической конъюнктуры Сергей Александрович Михеев. Он отметил, что информационные войны стали перманентными, а тот, кто содержит информационные каналы, и влияет на политику.
По мнению исследователя, сквозная тема идущей в нашем мире информационной войны – навязывание новой парадигмы истории, которую наши цивилизационные конкуренты сводят к формуле: «Война светлых сил, демократов, за свободу против плохих тоталитарных режимов».
Мы обратились к господину Михееву с просьбой пояснить его мысль.
Сергей Александрович, каким образом связаны информационная война и трактовка истории?
Речь идет о внедрении в сознание новой концепции истории. Я разговаривал с некоторыми американцами, и они прямо говорят: «Ну и что, что у вас погибло 26 миллионов человек. Это не имеет значения, потому что один тоталитарный режим боролся с другим. Одни уроды убили других уродов!». В новой версии истории ценно только то, что укладывается в парадигму борьбы западной демократии против тоталитаризма. Войны, которые велись за демократию – правильные. Даже если в них погибло полтора человека – они священные герои, а остальные – паршивые овцы. Вот такая парадигма пропагандируется, в том числе, и в наших странах. Это одна из причин, которая определяет неприемлемость для нас западной модели.
Переписывание истории – это один из элементов в борьбе за сознание. Либерально-демократические идеологи претендуют на то, что современный западный мир - это грандиозный исторический проект, но у грандиозного проекта должны быть и грандиозные, неоспоримые, общепризнанные победы. Им нужны исторические триумфы, чтобы обосновать в умах других людей свое право на исключительность. Мол, мы - конец истории! Ничего лучше нас уже не будет! Но у них практически нет таких побед, кроме киношных, а у нас есть - победа над фашизмом в сорок пятом. Поэтому они и переписывают историю и делают это эффективно, ведь сегодня многие судят об истории по тем фильмам, которые видели. Заметьте, во всех голливудских лентах Запад побеждает неизбежно и красиво, малой кровью. А русские в этой трактовке могут только заваливать врага трупами.
Не удивительно, что нам приводят в пример некоторые западные страны, которые почти не понесли потерь во Второй Мировой войне. Мол, вот как надо воевать, а не заваливать трупами. Только забывается простая истина, кто-то должен был заплатить эту цену за победу, чтобы эти бельгийцы, французы, голландцы, могли освободиться от фашизма такой малой кровью и сейчас жировать. Никто, кроме нас, эту цену заплатить не захотел, в ряде случаев сознательно предпочтя бесславно капитулировать перед фашистами, а не оказать достойное сопротивление. Поэтому, если бы не мы, то все эти разговоры о том, какие они умные, велись бы, а точнее не велись, в победившем Третьем рейхе.
Любая война заканчивается миром. Возможно ли, что и информационная война между нами и Западом прекратится к обоюдному удовлетворению?
Такая попытка уже была. В девяностые годы мы выполняли все их требования, чтобы нас впустили в «цивилизованное общество». Мы были готовы исполнить все их желания, чтобы нас признали своими, но за выполненным требованием шло новое требование - и так далее. Уверяю, что пока мы не утопимся в Ледовитом океане, они не успокоятся. Вот и все. По их мнению, нам просто нет места в жизни.
То есть идеологическое противостояние между Западом и Русским миром неизбежно. При этом мы наблюдаем стремительную культурную экспансию чуждых ценностей, а следовательно, проигрываем эту войну. Почему это происходит?
Проблема в том, что ни в России, ни на Украине, ни даже в Белоруссии к качественно новым мировоззренческим концепциям так и не подошли. Что мы обсуждаем? Деньги, экономику... А мировоззренческой концепции основанной на ценностях, нет. Мы добровольно отказались от собственной мировоззренческой концепции при развале СССР.
Под влиянием «советников» мы внушили сами себе: «Все концепции, все идеологии, которые были раньше – мусор, наше прошлое - полная помойка, наши предки – круглые идиоты, жить нам осталось немного, мы никто и звать нас никак!». Вот что мы сделали! Это был суицид в масштабах огромной страны. У каждого человека бывают сложные моменты в жизни, когда он начинает абсолютизировать свои проблемы: «Зарабатываю мало, машины нет, жизнь не удалось... Пойду-ка я застрелюсь!». Это примерно то, что произошло с нами в начале девяностых годов. К сожалению, все эти суицидальные тенденции остаются во многих и сейчас. Нам продолжают рассказывать, что мы недостойны успеха, что все наши попытки самобытного существования обречены на провал.
Так вот, пока мы с вами для себя не сформулируем ценностный мировоззренческий проект, апеллирующий не только к деньгам, я думаю будет масса проблем. Потому что только о деньгах невозможно говорить вечно. Человек не создан только из желудка. У него есть мозги, а некоторые чудаки считают, что есть и душа. Но пока мы живем так, словно, кроме желудка, ничего нет. Это одна из тех обманок, которые нам навязали при развале Союза. Ведь отказ от собственной идеологии отнюдь не означает то, что её действительно не будет. Просто вместо вашей идеи, вам навяжут чужие.
«Доброжелатели» нам говорили: «Мы вам по секрету скажем одну вещь. Вы ее не знали раньше. Вот вы раньше думали, у вас были какие-то идеи, а главное в жизни – деньги! При этом не просто деньги, а доллары!». И мы с умными лицами стали ходить и друг другу говорить: «Ты слышал, главное в жизни доллар! А ты что думал? А я вот точно знаю!» И вот до сих пор ходим.
Хотя на самом деле политика не делается только деньгами. Я лично глубоко уверен, что тезис «экономика первична» на самом деле навязан извне. Мне приходилось работать в Америке и в Европе. Подчеркну: работать, а не отдыхать. Я вас уверяю, ничего подобного и близко нет на западе. Их политика мощно и глубоко идеологизирована, а экономика является важным, но отнюдь не самым главным элементом в жизни общества.
При этом у них очень эшелонированная, хорошо разработанная система создания иллюзий того, что простой человек может управлять обществом. Когда я был в Штатах, мне показали, как конкретные вещи решаются через цепочку фондов и общественных организаций. Первичный источник – государство. Затем деньги идут одному фонду, он их распределяет между другими и так далее. В результате на выходе получаются якобы абсолютно независимые общественные организации, которые странным образом транслируют ту политику, которую проводит первоисточник – Белый Дом. Просто подают это в более приемлемом для обывателя виде.
Нам внушили, что деньги решают все вопросы, а вот и нет, не решают. Вы не сможете стать членом мировой элиты, просто имея большие деньги. Даже супербогатые, но чужие люди не имеют влияния на политические вопросы в рамках западного проекта. Поэтому богатые страны Ближнего Востока пытаются создавать собственные альтернативные проекты, но пока их игра не выходит за пределы их региона.
Несомненно, экономические вопросы играют в обществе большую роль, но идеологический концепт у них крайне важен. У нас идеологического концепта сейчас нет.
Почему же западное мировоззрение доминирует на постсоветском пространстве?
Во-первых, и это главное, потому что мы сами расчистили для неё пространство. Освободили место в информационном поле, в сфере культуры, в образовании, в собственных головах, в конце концов, добровольно отрекаясь от самобытности в пользу глобального масскульта.
Во-вторых, потому что западная модель обладает определенными универсальными качествам. Она апеллирует к очень понятным для каждого человека вещам. Если говорить в религиозных терминах, то она апеллирует к страстям: страсти потребления, страсти свободы во всем. Они говорят: «Мы дадим вам свободу во всем!» Все запреты, действующие в традиционных культурах, они снимают. Традиции говорят, что это запрещено, а они, наоборот, что это разрешено и правильно. Западные «друзья» обращаются к человеку: «Тебе говорят, что у тебя неправильные мысли? Они - правильные! Более того, мы поможем их реализовать! Ты будешь делать только то, что хочешь и будешь абсолютно свободен!».
У них есть понятная, очень тщательно проработанная ценностная матрица, которая достаточно привлекательна. Плюс, когда она подкрепляется примером высокого уровня потребления в западных странах, то эффективно работает.
Точнее я бы назвал её «антиценностной», так как на самом деле абсолютная свобода на практике является альтернативной системой новых ограничений. Но ценностно эта система ограничений противопоставляет себя традиционным, зеркально меняя местами добро и зло. Самый простой пример – отношение к гомосексуализму. В подавляющем большинстве традиционных культурах гомосексуализм имеет негативную коннотацию и воспринимается как разрушительный для общества феномен. А современная западная культура наоборот меняет всё местами – плохо относится к гомосексуализму плохо, а в самом гомосексуализме нет ничего плохого и более того, его представители это двигатель общественного прогресса.
На данном этапе мы этому противопоставить ничего не можем, по причине, о которой я уже говорил, потому что все сегодня измеряется только деньгами. Это одна из проблем, губящих наши страны – бедность наших информативных ответов, которые сегодня еще на стадии формирования.
Есть инстинктивное ощущение того, что жить по западному проекту невозможно, но альтернатива ему пока не актуализирована. Она была раньше, она потенциально есть и сейчас. Но её как бы опасаются институциализировать, оформить до конца, утвердить и принять как руководство к действию. Её оптимальный вариант только ищут, и я верю, что она есть.
Способна ли Россия сейчас вести информационные войны и чего ей не хватает для этого?
Не хватает ценностного проекта. Так как не до конца понятно к чему мы сами призываем, нам приходится всё время ограничиваться критикой западного проекта, которые такие поводы для критики регулярно представляет.
Есть мнение, что выиграв горячую войну в августе 2008 года, Россия проиграла информационную войну.
В 2008 году действительно информационная война была полностью проиграна. Причина, в первую очередь, в том, что не нами контролируются мировые СМИ. Все, что говорится в Москве или Петербурге, здесь же и остается.
Про войну с Грузией хочу сказать: да, информационная война была проиграна, и велась она с нашей стороны не особо эффективно. Но вот что интересно, прошло полгода, и все о Грузии забыли, а ведь тогда мы слышали дичайшую истерику, что мол теперь Россия точно пропадет, весь мир от нее отвернется, страна окажется в изоляции, никто нашу нефть покупать не будет... И что? В итоге все про все забыли - и снова статус-кво.
Запад просто кинул Грузию, потому что это была большая игра, в которой он сделал ход Грузией. Не получилось? Ну и ладно, а грузины утрутся и будут жить дальше. Вот и все. А Саакашвили им поверил. Зря поверил!
Запад абсолютно циничен в политике и готов разыгрывать любые комбинации, при необходимости подставляя своих союзников, в том числе тех, кому он клянется в дружбе, потому что есть большой геополитический проект, в рамках которого на мировой шахматной доске переставляют пешки-страны.
Подоплека событий такова. В России тогда пришел к власти Медведев. Многие говорили, что он либерал, западник. Ему и устроили тест, правда ли он мягкотелый либерал. Мол, посмотрим, что будет. При этом при любой его реакции Запад оставался в выигрыше. Уступит Медведев – значит, на него можно дальше давить и решать свои глобальные вопросы, потому что Россия не будет вмешиваться. А если русские вмешаются, то мы их смешаем с грязью, и сделаем изгоями. Это был просто большой эксперимент, в котором Грузией просто пожертвовали.
Это я к чему говорю. Информационные войны - это важно, но надо возвращаться к реальности. А реальность такова, что Россия - более сильный политический игрок и Запад проиграл эту региональную игру, и это должно быть для всех уроком.
Кстати, а как определяется эффективность информационного воздействия?
В последнее время критерием правильности действий в сфере информации стал интернет. В интернете авторы написали так-то, значит, общественное мнение так считает. Однако, кто эти эксперты?
Как профессионал говорю: никто общественное мнение адекватно не меряет. Мы стали заложниками интернета. Анализ российского сегмента интернета показывает удивительную вещь – активно пишут в интернете о политике всего 20-27 тысяч человек. То есть все, что мы принимаем за «общественное мнение», является мнением нескольких тысяч человек. Вот и все, а эти мнения выдаются за настоящую правду и мнение всего народа. Это тоже один из элементов информационной войны.
Во всем мире за последние десять-пятнадцать лет, а в России особенно за последние четыре года, были предприняты колоссальные усилия для смещения центра информационного поля от традиционных СМИ в интернет. А почему? Потому что в сети легче манипулировать, потому что интернет выглядит квазисвободной площадкой, потому что в интернете можно нести любую ахинею и тебе за это ничего не будет.
Какое мнение о данном вопросе в обществе? Такое! А почему? В интернете блоггер написал! А кто это блоггер? Многие из них в жизни неудачники, которые реализуются лишь в интернете. В жизни у него ни работы хорошей, ни дома, а там он герой, он знает все, разбирается в политике, спорте и науке... Плюс можно безнаказанно нести любую чушь, которую в глаза не скажешь, потому что можно получить и в глаз. Вдобавок многие авторы просто работают за деньги. Это к критериям оценки общественного мнения.
За последнее десятилетие по одному и тому же сценарию в мире произошла целая серия цветных революций. Казалось бы, технологии их проведения должны быть изучены компетентными органами и найдено противоядие. Однако почему, когда прошлой зимой в Москве начались акции протеста, власть действовала крайне неэффективно?
Что касается информационной политики во время событий прошлой осени и зимы, то единого понимания и картинки событий долгое время не было по одной причине: все происходившее было следствием борьбы внутри самой элиты. У меня есть основания утверждать, что за событиями на Болотной стояла часть российской элиты, которая не хотела возвращения Путина. Они не хотели, чтобы он возвращался, и поэтому подтолкнули протестное движение, стимулировали его. Задача была в том, чтобы убедить Путина не возвращаться, потому что он может не справиться с ситуацией.
В этом и была интрига, хотя у людей, которые участвовали в митингах, действительно есть масса поводов для претензий к власти. Но все они были только массовкой.
Как только стало ясно, что Путин вернулся, протестное движение пошло на спад, потому что серьезные люди, которые стояли за ним, отошли от игры. Именно поэтому протестное движение сдулось. Вот сейчас в интернет-выборах координационного совета оппозиции приняло участие всего восемьдесят тысяч человек со всей России. Вот реальная аудитория оппозиционеров.
То есть не было внешнего вмешательства?
С внешними силами ситуация обстоит сложнее. Времена, когда разведки напрямую вербовали агентов, прошли. Точнее они сильно изменились. Сейчас все делается иначе, управление процессами стало более гибким. В каждой стране есть предпосылки к недовольству. Поэтому сейчас ситуацию направляют следующим образом: вычленяются реальные проблемы, естественные процессы и стимулируют те из них, которые выгодно. А другие процессы стараются тормозить или дискредитировать. Таким образом, осуществляется фактическое вмешательство во внутренние дела суверенных стран. И вообще не надо никого вербовать напрямую. Достаточно косвенно стимулировать рост сторонников того или иного объективного процесса. Конечно, так бывало и раньше, но сейчас это усугубляется развитием информационных технологий, когда можно, не пересекая границ влиять непосредственно на мозги огромного количества людей. Поэтому, когда оппозиционеры говорили: «Мы не агенты», - формально они были правы. Но по сути они, конечно же, давно уже агенты одного из внешних проектов.
В любой стране есть разные процессы, остаётся лишь выбирать нужные и стимулировать их, направляя ситуацию. Правда, для этого нужны мощные средства. И в первую очередь в сфере информационных технологий. В глобальном масштабе такими средствами обладает только Запад. В этом тоже один из секретов его успеха. Остальные могут гораздо меньше и чаще всего ограничены рамками своих регионов. Скажем, Россия имеет возможность влиять на информационное поле в пределах бывшего СССР, но за этими пределами наши возможности резко снижаются, а местами полностью исчезают.
Если говорить о процессах, то можно, например, упомянуть борьбу с коррупцией?
К сожалению, коррупция, как принцип нового экономического порядка, была заложена в основу большинства постсоветских государств в момент раздела советской экономики. Это фундаментальный камень наших стран, ведь после краха коммунизма все моральные постулаты были заменены расчетом выгодно-невыгодно. Коррупционные схемы применялись во всех постсоветских государствах при распиле советского наследия и выстраивании новых иерархий. Это стало как бы «родовой травмой» всех постсоветских государств, оказывающей негативное воздействие как на экономику, так и на политику, да и на всю жизнь общества.
Хотя некоторые считают, что это лишь лирика, но на самом деле вопрос морального целеполагания, того что вы считаете добром или злом, лежит в основе любой системы. Как только мы пришли к выводу, что моральные ценности коммунизма были химерой, а критерием всего является доход, стало ясно, что прибыль любой ценой оправдывает любые действия. И так происходило во всех постсоветских республиках. Поэтому коррупция стала нормой всех новых стран, и Россия не исключение.
По этой же причине и дореволюционное прошлое, которое первоначально использовалось для отрицания всего советского, стали потихоньку пинать ногами, так как и там была своя система ценностей – православие, самодержавие, народность. Но и она слишком ко многому обязывает и бизнес, и государство, и всё общество. Поэтому и её объявляют устаревшей, не предлагая, по сути, взамен ничего кроме голого монетаризма.
В других странах эрзац систему ценностей пытаются внедрить на основе романтизации этнического национализма. Например, бандеровцы на Украине – хорошо то, что хорошо для настоящего украинца. То есть, если «настоящему украинцу» надо убить, или украсть, или солгать, то это правильно. Но и это тоже тупик, так как к универсальным ценностям тоже отношения не имеет.
А почему так не хотели возвращения Путина?
Для многих это будет большим откровением, но Путин, по большому счету, в этом году впервые имеет шанс стать самостоятельным политиком. Начиная с начала своей политической карьеры в 1999 году, Путин был связан различными обязательствами перед Ельциным, его семьей и ближним кругом. Только после 2004 года он начинает «отжимать» себе пространство для маневра. В 2008 году, когда он ушел, на четыре года Президентом стал Медведев, которого нельзя назвать марионеткой.
Сейчас у него есть первый шанс делать именно то, что он считает нужным. Именно поэтому так не хотели его возвращения. И в том числе потому, что Путин стал центром всех интеграционных процессов в СНГ. Если бы в 2011 году он не пришел бы, то я вас уверяю, все интеграционные проекты остановились бы. Тот, кто этого не понимает, не разбирается в политике. А кто разбирается, тот знает, что делает. Недаром ведь недавно Хилари Клинтон выступила против Таможенного Союза. Поэтому все, кто стремится к интеграции в Евразии, для Запада вредные люди. Самый вредный Путин, еще есть вредные Лукашенко и Назарбаев. Попытки выбить одного из этих лидеров, а также стимулирование внутренних волнений будут одним из главных направлений западной политики.
Сейчас на постсоветском пространстве идет большая игра, в которой Запад пытается добиться того, чтобы тут уже никогда не возникло конкурентоспособного центра влияния.
Пока мы видим в мире лишь один центр силы. Как долго будет продолжаться такая ситуация?
Я уверен, что двадцать первый век будет временем серьезных вызовов, не менее серьезных, чем век двадцатый. Ведь однополярным мир все же не стал.
Часто говорят: «Что вы дергаетесь, есть американцы, они все сделают правильно!». В девяностые годы нам говорили то же самое: «Наконец-то империя зла рухнула и благородный Запад сделает так, чтобы всем было хорошо!». Неплохо, чтобы так оно и было, но жизнь показала, что у Запада таких мыслей даже близко не было, как нет и сейчас. Они занимаются своими интересами, а нас с вами дурят, как индейцев, у которых за бусы купили страну.
Они строят мир, где у Запада глобальный управляющий центр, а дальше все страны разложены, как по полочкам, и дальше этой полочки никому высунуться не дадут. Правда, как выяснилось, поддерживать такой мир у Запада не хватает ресурсов. Они хотят управлять миром, но сил не хватает, и поэтому в 21-м веке мир будет многополярным.
Поэтому у нас есть такие альтернативы: или бесконечно стоять у дверей другого центра влияния и ждать пока нас пустят, или закрыться в своих границах и стать как Северная Корея, или попытаться построить свой полюс силы.
При этом надо понимать, что в одиночку эффективное развитие не получится, но на постсоветском пространстве были и есть предпосылки для создания эффективных технологических цепочек и продуктов. Да, многое потеряно, но еще есть шанс стать альтернативным центром влияния.
Я не думаю, что он будет в границах СССР, это невозможно, да и не нужно. Бессмысленно стремиться к созданию одного государства, эдакого СССР-2. Союз был хорошим государством, но сама эта идея умерла, в том числе и потому, что у нее изначально были родовые травмы. Многие проблемы были заложены уже при рождении советской системы. Но региональные союзы – это будущее. Я в этом уверен.

Беседовал Сергей Бунтовский

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Убийства у стен Трои

    При чтении поэм Гомера возникает подозрение, что он был бухгалтером, настолько дотошно он все подсчитывает. Особенно явно это проявляется в его…

  • (no subject)

    Интервью с ветераном, начавшим войну в 1941 году во Львове.

  • Почему украинцы считаются народом-предателем?

    Выложил в Дзене с татью о причинах массового предательства украинцев во время Великой Отечественной

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments