donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Category:

Русь западная

Более ранние части смотрите по тэгу "Древняя Русь"

Если история Владимирской Руси более–менее известна всем россиянам, то вот судьба Юго-западной Руси для большинства соотечественников покрыта мраком. А судьба эта на самом деле была крайне трагической. Разумеется, были и моменты взлета, и яркие страницы истории, но закончилось для русского народа там всё очень печально.
Сегодня эти места известны как Западная Украина. В политическом отношении этот край давно превратился в оплот украинского национализма. Именно оттуда вышел недоброй памяти Бандера, именно там сегодня основная база всех антирусских сил Украины. Попробуй сегодня сказать львовянину или жителю Ивано-Франковска, что он на самом деле русский человек. В лучшем случае тебя просто не поймут. А ведь эти земли были русскими со времен Святого Владимира. И в двенадцатом веке многим казалось, что именно Галиция станет ведущим регионом Руси.
Галицкое княжество выделилось в отдельное в 1140 году. Как понятно из названия, столицей был город Галич. Существует мнение, что это кельтское название, оставшееся еще с дославянских времен. Ведь на рубеже нашей эры восточная граница расселения кельтов проходила на западе современной Украины. Примерно в первом веке сюда с юга пришли дакийцы, частично уничтожившие, частично изгнавшие кельтов. Хотя какая-то часть кельтского населения могла остаться. Чтобы лучше понять, кто населял этот регион, уточним, что кельты – это галлы, с которым так лихо воевал Юлий Цезарь во Франции. А даки – это очень диковатые фракийские племена, жившие в низовьях Дуная. Самым известным фракийцем является легендарный раб Спартак. Люди старшего поколения, возможно, помнят прекрасный фильм «Даки», вышедший в конце шестидесятых годов. Правда, реальные даки отличались от киношных, как бешеные волки от домашних болонок. Народ этот был воинственным и жестоким, а потому соседей обижал регулярно. В конце концов это так надоело римлянам, что они не пожалели сил, чтобы буквально стереть Дакию с лица земли.
Правда, даже во времена расцвета государства даков Западная Украина была далекой северной окраиной их мира, и поэтому смертоносные легионы Траяна сюда не дошли. И уже потом, в пятом-шестом веках сюда пришли славяне, подчинившие и ославянившие местное население. Так что этнически регион во времена Киевской Руси был весьма своеобразным – славянским, но с чувствительными следами влияния кельтов и даков.
Помимо Галича, крупнейшими городами княжества были Перемышль, Теребовль и Звенигород . Небольшим, но очень важным городом княжества был Малый Галич – современный румынский Галац, через который протекал Дунай. Как и остальные княжества, Галиция была разделена на ряд уделов, которыми правили собственные князья. Однако в сороковых годах двенадцатого века князь Владимирко собрал под своей властью всю Галицию. Одни его конкуренты умерли сами, других он изгнал. Став единоличным правителем весьма крупного и богатого княжества, он повел политику на обособление от Киева. Из-за этого в гости к нему в 1144 году заглянул Великий князь Всеволод Ольгович с дружиной. Пришлось галицкому князю каяться в своих грехах и обещать впредь вести себя правильно. Свои обещания он подкрепил солидным денежным подарком в сумме 1400 гривен. Благодаря этому, свой трон Владимирко сохранил. Но, разумеется, ничуть не исправился. Как только представилась возможность, он снова начал воевать против Киева. На этот раз он вместе с Юрием Долгоруким воевал против нового Великого князя Изяслава Мстиславича. Кстати, Владимиро-Суздальский князь Юрий Долгорукий был не только союзником, но и родственником Владимирка, так как его дочь вышла замуж за сына Владимирка. И в этот раз киевские дружины победоносно прошлись по Галиции, заставив Владимирка извиняться и откупаться. В знак раскаяния он на кресте поклялся отдать все захваченное и быть верным вассалом киевского князя. Правда, сохранилась легенда, что как только войска великого князя ушли из Галиции Владимирко решил начать новую войну. Киевский посол примчался в Галич и напомнил мятежному князю о крестоцеловании. «Княже! Ты крест целовал!», - обратился к нему киевский боярин. В ответ Владимирко лишь рассмеялся, вертя в руке крест и говоря: «Что мне может сделать этот маленький крестик? Иди отсюда!». Посол ускакал, а вечером, когда клятвопреступник выходил из церкви, его разбил паралич. Падая, он успел лишь сказать: «Кто-то ударил меня в плечо!» - и скончался.
Новым князем стал его сын Ярослав Осмомысл.
Во время правления князя Ярослава Владимировича Осмомысла в середине двенадцатого века Галицкое княжество достигло пика своего могущества. Благодаря тому, что через Галицию протекали Днестр и Дунай в своем нижнем течении, князь контролировал основные торговые пути восточной и южной Европы, что давало ему гигантские богатства. Он поддерживал хорошие отношения с Венгрией, Польшей, Болгарией и Византией. Свое прозвище Осмомысл (дословно: «думающий восемь мыслей»), князь получил за ум и знание восьми языков. А вот в личной жизни князю сильно не повезло. Он расстался с законной женой и открыто стал жить с любовницей Настасьей, которая родила ему сына. Отвергнутая жена характером была в своего грозного папу, поэтому собрала вокруг себя бояр и перешла к активным действиям. Сначала поймали и сожгли конкурентку. Сожгли в буквальном смысле этого слова – на костре. Причем живьем. Потому как времена были смутными, а нравы суровыми. Затем, обнажив мечи, бояре ворвались к князю и очень убедительно попросили его вернуться в семью.
Почесывая бороды и поглаживая оружие, суровые галичане сказали приблизительно следующее: «Мол, Ярослав, ты определись со своими бабами и выбери, с какой тебе быть. Одна, правда, уже немного того, в общем. В смысле уже совсем. Но если будешь настаивать, то мы и тебя тоже. Того…» Немного подумав, Осмомысл выбрал живую и законную жену, к которой и вернулся под надзором бояр. Правда, любви между супругами почему-то больше не было.
Умер князь первого октября 1187 года. После себя он оставил двух сыновей: законного Владимира и рожденного от любовницы Олега. По завещанию город Галич должен был достаться Олегу, а Перемышль - Владимиру. Но как только Осмомысл скончался, бояре изгнали незаконнорожденного княжича. Тот бежал к польскому королю Казимиру. Что обещал изгнанник поляку, неизвестно, но польская армия в 1188 году перешла границу и захватила Галич. Так с помощью иноземной армии Олег стал князем, но вскоре его отравили. Чуть позже погиб и его брат. Так пресеклась галицкая княжеская династия.
Роман Галицкий принимает послов папы Иннокентия Третьего. Неврев Н.В..jpg
Роман Галицкий и папские послы

К Галицкому княжеству примыкала с востока Волынь со столицей в городе Владимире. Чтобы отличать его от второго Владимира на Клязьме, этот город часто называют Владимир-Волынский. Кроме того, тут были такие крупными города как Кременец, Луцк, Бужск, Дорогобуж, Берестье, Червен, Шумск. Если об этническом происхождении галичан можно спорить, то волыняне были чистокровными славянами. Более того, это был один из старейших племенных союзов, о которых упоминалось в «Повести временных лет». При князе Владимире Красное Солнышко они вошли в Киевскую Русь.
Волынское княжество уже с 1154 года было практически независимым от Киева с собственной династией, восходящей к Мономаху. Благодаря своей удаленности от Киева Волынь и Галиция гораздо меньше страдали от междоусобных войн. А близость к Европе стимулировала торговлю, благодаря чему княжества богатели. Ну и плодородная земля со сравнительно мягким климатом способствовала процветанию.
Периодически Владимиро-Волынские князья пытались взять под свой контроль Киев. И иногда у них это даже получалось. Например, поправить в Киеве успел уже известный нам волынский князь Мстислав Изяславич, которого в 1169 году из столицы совместными усилиями выбивали одиннадцать русских князей. Женой Мстислава была польская принцесса Агнешка, дочь короля Болеслава Кривоусого. Родившийся от этого брака сын Роман мог с равными правами претендовать как на княжескую, так и на королевскую корону, если бы в польском королевском доме не осталось бы мужчин. Кстати, Роман был не только внуком польского короля, но и правнуком чешского. Вообще, родственные связи русских князей и европейских королей были весьма тесными и запутанными. К примеру, дети короля Болеслава были наполовину русскими, так как его жена была дочерью Великого князя киевского Святополка Изяславича. Всю молодость Роман провел в Польше и к моменту совершеннолетия был одинаково своим и в Польше, где правил его двоюродный брат Лешек, и на Руси. Впрочем, в Кракове он был гораздо более своим, чем в Киеве. Это объяснялось не только родственными связями, но и тем, что он активно участвовал в польских делах. Так, когда шла борьба за польский трон между двумя претендентами, Мешко Старым и Лешеком Белым, Роман со своей дружиной воевал на стороне последнего. Причем, воевал лихо. В битве на Мозгаве 13 сентября 1195 именно русский отряд Романа решил исход боя. Сам князь Роман был тогда ранен, зато его кузен получил польскую корону.
Вернувшись на Русь, Роман Мстиславич активно включился в политику и успел поучаствовать практически во всех войнах своего времени. Дело это ему так понравилось, что когда на Руси война временно прекращалась, он начинал воевать против половцев или литовцев. В мирной жизни он был жестоким, вспыльчивым и склонным к тирании. Короче говоря, был он настоящим боевиком, находившим упоение в драке. Недаром же в «Слове о полку Игореве» Роман назван был буйным. А известный киевский писатель Олесь Бузина вообще удостоил его эпитета «князь-потрошитель».
Как только пресеклась галицкая династия, Роман решил присоединить к своей Волыни еще и Галицию, что позволило бы ему стать одним из сильнейших князей своего времени. Правда, сами галичане такому князю были не очень рады. Поэтому, чтобы покорить Галич, он вынужден был обращаться за помощью к полякам. Благодарный брат Лешек поспешил с войском в Галицию и своей силой и авторитетом заставил галичан признать власть Романа.
Польский хронист так описывает события : «В это время Владимир, родной брат Романа и двоюродный Лешка, князь Галиции, скончался, не оставив никакого законного наследника. Поэтому князья Руси, одни дарами, другие хитростью, некоторые и тем и другим, старались захватить пустующее место князя. Среди них князь Роман настолько был ближе [родством и соседством], насколько был честолюбивее и умнее [прочих], понимая, что является неравным [по силам] по отношению к другим князьям, настойчиво молит Лешка, чтобы тот привязал его к себе вечной службой и назначил [пусть] не князем галицким, но своим прокуратором. В противном случае пусть не сомневается, что всякий иной из князей Руси, [который] захватит этот престол, как несомненный враг будет ему угрожать. Но просьба эта показалась некоторым вздорной, во-первых, потому, что избирать князем [кого-либо из] подданных и иноземца не является безопасным, во-вторых, потому, что дело столь великое, столь полезное окажется намного полезнее, если им руководить самому, нежели поручать другому. На это некоторые говорили: «На каком это основании может быть назван чужеземцем тот, с которым наш князь Лешек находится во второй степени родства? Как можно, спрашиваю, сомневаться по поводу Романа, который был наивернейшим помощником нашего государства и даже как бы его наставником? Чья постоянная верность является испытанной, а прилежание в послушании широко известно даже за пределами отечества? Кто из-за наших трудных дел имеет кровавые раны на своем теле? Чрезвычайным беззаконием является отказать в родственном благочестии или не отплатить ближнему взаимной услугой»…
Хотя галичане и колебались в своих размышлениях, тем не менее они распростерлись у ног князя Лешка смиреннее, чем прежде, и с искренним, а не поддельным воодушевлением просят его быть им князем, так как видят, что силы их князей, на которых они возлагали большие надежды, истощились. Они вынуждены принять князем Романа, которого страшатся, как молнии. Ведь они уже хорошо знали, какую изощренную тиранию и коварную жестокость проявляет он по отношению к своим [подданным]. Отовсюду они терпят притеснения, и нет никакой надежды на возможность восстания. К просьбам присоединяют просьбы, преподносят князю Лешку множество серебра и золота, бесчисленные драгоценности, сосуды и изысканнейшие одежды, всякого рода шелка и другие драгоценные вещи и обещают ежегодно приносить подобное в сокровищницу князя. Вновь обещают на любых условиях послушание и выплату податей, лишь бы не попасть под иго Романа, а склониться перед его [Лешка] властью. Хотя и были возражения, мнение всех лехитов сходится на князе Романе. Несмотря на сопротивление русских сановников и знатных лиц, князь Лешек назначает Романа галицким князем.
Так возникло Галицко-Волынское княжество, а Роман, соответственно, стал первым его князем. Правда, он обязался регулярно выплачивать дань польскому королю, так что назвать его полностью самостоятельным правителем нельзя.
Только получив власть, Роман Мстиславич начал репрессии против местной знати. Одних бояр он казнил, других изгнал из Галича, а их земли и имущество конфисковал в свою пользу. Казнил бояр он жестоко, постоянно выдумывая новые виды пытки и казни.
Один из современников оставил описание методов правления князя: «Кого убивает, кого живым закапывает в землю, у других срывает кожу, разрывает на куски, многих пригвождает стрелами. А у некоторых вырывает внутренности и уже потом убивает. Применяя все виды мучения, он является для своих граждан более чудовищным врагом, чем для неприятелей. А тех, кого он не может сразу схватить, потому что они, влекомые страхом, убежали в другие области, он, используя дары, лесть, разного рода хитрости, призывает обратно, одаряет их почестями и возвышает. А потом предписывает и приказывает казнить их в страшнейших, немыслимых мучениях для того, чтобы этим внушить страх соседям и, уничтожив могущественных, править безопасней».
Недаром именно Роману Мстиславичу приписывается поговорка: «Нельзя безопасно попробовать мед, пока не передавишь всех пчел». В общем, в сравнении с Романом Галицким, Малюта Скуратов и Иван Грозный выглядят как безобидные гимназистки.
Став во главе богатой земли, Роман не успокоился. Сразу же он ввязывается в войну против киевского князя Рюрика Ростиславича. Потерпев поражение, тот в 1202 году покинул город, но занять трон Роман не смог. Великий князь Владимиро-Суздальский Всеволод Юрьевич по прозвищу Большое гнездо своей волей назначил киевским князем Ингваря Ярославича Луцкого. Новый киевский князь приходился Роману двоюродным братом, поэтому они договорились о мирном разделе земель. Получив Киев, Ингварь в качестве компенсации отдал Роману Мстиславичу Луцкое княжество, а тот согласился считаться вассалом киевского князя.
Правда, спустя два года под Киев явился Рюрик Ростиславич с половцами и черниговцами и устроил форменный погром. Ингваря изгнали, а сам город был полностью разграблен. Половцы не только ограбили киевлян, но и увели в рабство всех молодых и здоровых жителей города. Так с ними расплатился Рюрик за помощь.
Роман Мстиславич снова кинулся отвоевывать Киев. Война шла с переменным успехом, но, в конце концов, в события снова вмешался Великий князь Всеволод Большое гнездо. Всеволод своей волей назначил нового киевского князя – им стал Ростислав Рюрикович, а остальным претендентам приказал сидеть тихо в своих княжествах и войн на Руси больше не устраивать. Тем же, кто ослушается его воли, пообещал приехать и лично показать кузькину мать. Репутация у Великого князя была соответствующая, так что его послушались.
Потерпев поражение в киевской авантюре, Роман Галицкий оказался перед сложным выбором: оставшемуся без княжества Ингварю нужно было вернуть Луцк, воевать на Руси было нельзя, и одновременно нужно было выплачивать дань полякам. «Так и разориться недолго!», - посчитал Роман и стал думать, на кого бы еще напасть. Тем временем Ингварь взял да и выдал свою дочь замуж за польского короля. И тут Роман испугался, что Лешек возьмет, да и отдаст Галич своему тестю.
Решить свои проблемы князь попробовал испытанным способом. Собрав армию, он напал на Польшу, но в первом же бою галицко-волынская дружина была разбита, а сам Роман Мстиславич погиб на поле боя. Было это в 1205 году, всего спустя шесть лет после объединения Волыни и Галиции.
Роман Мстиславич был больше боевиком, чем государственным деятелем, так что неудивительно, что созданное им государство не пережило своего создателя. Сразу после его смерти началась смута, во время которой Галицкое и Волынское княжества пустились в самостоятельное плавание. Вдова Романа с двумя малолетними сыновьями была вынуждена покинуть Галич и некоторое время жить в мелких городах под защитой польских и венгерских друзей. Лишь в 1211 году старший сын Романа, Даниил вернется на родину в сопровождении польской армии и будет объявлен галицким князем. Пройдет еще несколько десятилетий, полных войн и предательств, пока Даниил Галицкий снова не соберет воедино Галицко-Волынское княжество. На его век придется нашествие монголов Батыя и учиненный ими страшный погром. Как и остальная Русь, Галицко-Волынское княжество станет вассалом Орды. Впрочем, несколько раз Даниил будет пытаться сбросить власть степняков. Ради европейской помощи он признает главенство Папы Римского и примет из рук его посланцев королевскую корону, но военной помощи от европейцев не дождется. Галиция на долгие годы останется монгольским вассалом.
Больше ста лет после смерти Романа Мстиславича Галицко-Волынским княжеством будут править его потомки. Княжество будет потихоньку слабеть, пока в середине четырнадцатого века вовсе не исчезнет с карты Европы. Галиция будет завоевана Польшей, а Волынь - Литовским княжеством. Потом польское королевство и литовское княжество объединятся в Речь Посполитую. Волынь будет в составе этого государства до конца восемнадцатого века. Галиция оставалась польской, потом принадлежала Австро-Венгрии и снова Польше. Так длилось до 1939 года, когда под именем Западной Украины она не была присоединена к Советскому Союзу. К сожалению, за время, проведенное под иноземной властью, русские жители Галиции превратились в другой народ – украинцев. Под польским нажимом церковная иерархия в тех краях признала власть Папы Римского, создав греко-католическую церковь, что еще больше отдалило население края от остальных русских. Хотя еще в девятнадцатом веке значительная часть населения Галиции продолжало считать себя русскими людьми. Против них австрийские власти развязали кровавый террор, физически уничтожив элиту народа и загнав русофилов в концентрационные лагеря. При этом тех, кто согласился считать себя украинцами, правительство всячески поддерживало. В итоге остались лишь те, кто отрекся или забыл свое русское происхождение. Так уже в начале двадцатого века завершилась история Червонной Руси.

Tags: древняя Русь
Subscribe

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments