donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Category:

Кому война,… а кому работа повседневная

Более ранние части смотрите по тэгу "Древняя Русь"

Постоянные войны с соседними народами и между князьями внутри Руси привели к непрерывному совершенствованию тактики и стратегии боевых действий. Как только менялись условия или противник, русская военная мысль находила адекватный ответ на новые вызовы.
Ядром вооруженных сил была дружина из профессиональных бойцов, преданных лично князю и подчинявшихся лично ему. Вместе со своим господином они меняли место жительства, участвовали в сборах дани и военных походах. Вместе с тем, воин не приносил клятвы верности и мог свободно покинуть дружину, если по каким-то причинам оставался недоволен князем. На содержание дружины шли доходы, получаемые князем с волости и военная добыча. Неудивительно, что в дружинах встречались выходцы из разных племен и социальных групп.
Помимо дружинников в большие походы выступало более многочисленное ополчение из крестьян и горожан. Сложно сказать, это князь мобилизовал мирное население в армию или, наоборот, русичи искали вождя, который мог бы их повести в набег. Благо, что военный поход в средневековье был хоть и рискованной, но прекрасной возможностью заработать на сытую жизнь. Вопреки всяким сказкам про исключительно мирных и добрых крестьян-славян, которых обижали всякие злые кочевники, наши предки вовсе не были пацифистами. При первой же возможности они брали в руки мечи и топоры и отправлялись испытать удачу. Недаром же они оставили нам в наследство огромную страну. «Кто может лишить нас вольности? Мы привыкли отнимать земли, а не свои отдавать врагам. Так будет и впредь, доколе есть война и мечи на свете», - эта фраза одного из древних славянских вождей была не пустой бравадой. С шестого и по десятый век славяне были ожившим ночным кошмаром для жителей богатой Византии.
При первых князьях русские армии состояли исключительно из пехоты. Передвижения на дальние расстояния осуществлялись в основном по рекам и Черному морю на ладьях. Нехватку собственной кавалерии князья компенсировали наймом кочевников печенегов и венгров. В бою русы строились в плотную многорядную фалангу - стену и прикрывались большими щитами. Дружинники становились в первые ряды, ополченцы - в задние, лучники рассыпались перед строем и на флангах. В бою все войско действовало как единый организм. Святослав иногда строил войско в две фаланги, стоящие друг за другом. При этом вторая была резервом и служила для защиты тыла первой. Кстати, в полевых сражениях этого времени вражеские воины не бежали сломя голову навстречу друг другу. До последнего момента они шли ровным шагом, чтобы не расстроить свои ряды. Благо, что ни пулеметов, ни артиллерии, заставляющих солдат двадцатого века атаковать бегом, в то время не существовало. Луки же не давали той плотности огня, чтобы создать насквозь простреливаемое пространство.
Когда же армии сходились и начиналась рубка, воины продолжали сохранять строй так, чтобы с боков и сзади были только свои. Благодаря плотному строю воин мог в любой миг получить помощь от соседа, а также одновременно дрался только с одним противником. Именно так воевал Святослав.
При Владимире Великом построение войск усложняется. Это уже не огромный четырехугольник пехоты, а «полчный строй», состоящий из отдельных подразделений. Это улучшало управляемость армии и давало возможность для маневра на поле боя. Чтобы усилить свою дружину, и Владимир, и его сын Ярослав активно нанимали выходцев из Скандинавии. В это же время на Руси появляется собственная кавалерия.
О кавалерии стоит сказать особо. Всем понятны её преимущества как в походе, так и в бою. Конные отряды гораздо мобильнее, маневреннее. В бою всадник имеет явное преимущество над пехотинцем.
Довольно долго у средневековой пехоты вообще не существовало возможности остановить конную атаку на ровной земле. Отбиваться мечами и топорами было бесполезно хотя бы потому, что даже мертвые лошади сохраняли инерцию и пролетали еще несколько шагов вперед и все равно врезались в строй врага. От такого удара ни щит, ни кольчуга защитить не могли. Но коня надо было еще убить, что было непростым делом. Всадник-то не просто сидел верхом, он еще и оружием махал во все стороны.
Однако есть одна сложность. Для создания кавалерии нужны кони. Казалось бы, в чем проблема: бери любую коняшку в табуне, седлай - и вперед. Однако далеко не все кони подходили для боя. Во-первых, они должны были быть сильными, рослыми и выносливыми, чтобы нести всадника со всеми доспехами. Во-вторых, конь не автомобиль, он умеет думать, чувствует страх и боль, поэтому его просто так не заставишь мчаться и врезаться во врага, особенно если тот ощетинился оружием. Так что предложение прыгнуть на копья вызовет у него очень мало энтузиазма. Дружинникам нужны были не просто верховые лошади, а именно боевые. Поэтому во всех странах для войны коней выводили специально. Существовала даже пословица, отражающая эту разницу: «Кляча воду возит, лошадь пашет, конь под седлом».
Чем же отличаются боевые лошади от обычных?
Начнем с психологии. Вторая важная составляющая боевого коня после силы – это его характер. Для кавалерии требовались умные, злые и храбрые кони, которые бы не боялись столкновений, шума и ран. Которые бы сами рвались в свалку, но при этом слушались своего хозяина. Поэтому породы боевых коней выводили так же, как сейчас разводят бойцовских собак. В принципе, эта проблема была решена уже на заре коневодства. Частично - путем отбора для размножения наиболее подходящих коней, частично - за счет обучения. Жеребенка на тренировках учили не бояться опасностей, избегать ударов, сбивать и топтать противников. В конце концов, коневоды добивались того, что конь совершенно сознательно сбивал и давил людей и других лошадей, не останавливаясь даже перед лобовым ударом. Правда, одной из особенностей конской психики было то, что, лишившись всадника, которого он воспринимал как вожака табуна, конь начисто утрачивал агрессивность и стремился покинуть поле боя.
Что же касается физических данных коней, то тут древними селекционерами была проведена поистине титаническая работа. Дикие кони, от которых произошли все известные сегодня породы, были легкими и крайне низкорослыми. Кавалерия античных времен ездила на лошадках высотой в полтора метра в холке и весом килограммов в триста. Да еще и не было сделано такое эпохальное изобретение, как стремя, поэтому и скифы, и греки ездили, держась коленями за бока лошади. Ни пустить коня в галоп, ни упереться для удара всадники не могли. Из-за всего этого в древности кавалерию использовали в основном как вспомогательный род войск.
Главным оружием скифских и подобных им всадников были лук и дротики, рубиться в конном строю на мечах или топорах они просто не могли. Зачастую в античное время коней использовали лишь для передвижения, а перед боем спешивались. Конечно, и в древности были исключения в виде тяжелой кавалерии, катафрактариев, существовавших у некоторых восточных народов, например сарматов и парфян, в первом веке до нашей эры. Это были предшественники средневековых рыцарей, чье тело было полностью прикрыто доспехами, а основным вооружением было длинное копье. В отличие от воинов более поздних времен, катафрактарии не держали копье в руке, а ремнем привязывали его к шее и крупу коня. Всадник в бою лишь направлял удар копья. Атаковали они, двигаясь рысью и выстроившись в плотный строй. Но из-за того, что еще были неизвестны стремена и сами парфянские кони весили всего до трехсот килограммов, прорвать глубокие построения римской пехоты катафрактарии не могли. Собственно, и появились-то эти всадники как ответ на римскую опасность. Когда выяснилось, что греческая фаланга и римский легион легко опрокидывают и громят армии Востока, местным полководцам пришлось искать адекватные контрмеры. Легкая пехота и легкая кавалерия были неспособны на равных сражаться против легионеров, поэтому правители востока создали свои отряды воинов в тяжелых доспехах и посадили их на коней. Кстати, коней тоже прикрывали специальными доспехами. В целом же древняя тяжелая кавалерия лишь сравнялась в силе с римским легионом, но никак не превосходила его. Но все же, если легион был высшим достижением античной военной мысли в отношении пехоты, то катафрактарии были верхом развития кавалерии того времени.
Однако селекционеры всех знакомых с лошадьми народов не сидели сложа руки. Постепенно рост и вес коней увеличивались, и их уже нельзя было спутать с ослами. Примерно в седьмом веке нашей эры в Европе стало известно стремя, что кардинально изменило соотношение сил между пехотой и кавалерией. Теперь всадник мог активно рубиться, использовать копье для таранного удара, свешиваться с седла и заставлять коня перепрыгивать через препятствия. Это привело к настоящей революции в военном деле, и коневоды вплотную взялись за выведение новых верховых пород. К девятому веку в Европе появились такие исполины, как «дестриэ», достигавшие двух метров роста и весившие до тонны. Они могли нести не просто всадника в доспехах, но и специальные конские доспехи. Именно с этого момента можно говорить о начале рыцарской эпохи. Закованный в железо всадник на таком коне мог запросто прорывать любой пехотный строй, из-за чего в Европе начался упадок пехоты. Боевой конь стал таким же оружием, как и меч. Недаром же знаменитый прусский полководец Зейдлиц учил, что кавалерия одерживает верх не саблями, а хлыстом и шпорами.
Такие кони нуждались в хорошем корме, постоянном уходе и, естественно, были очень дорогими. Позволить себе их могли только очень богатые воины. Прочие же ездили на небольших лошадках, которые в бою с дестериэ не могли участвовать по определению. Вес этих коней был не больше четырехсот килограммов, они были достаточно быстры, чтобы перевозить человека, но в бою против тяжелой кавалерии они были бесполезны. Недостатком рыцарских коней была плохая выносливость. Нестись в полный опор они могли всего несколько сотен шагов, правда, этого с лихвой хватало, чтобы смести все на своем пути. Поэтому рыцари почти шагом приближались к вражескому строю, и только с рубежа в сотню метров начинали набор скорости, чтобы перед столкновением перейти в галоп. Зачастую исход сражения решала первая же лобовая атака. Плохо обученную и слабо вооруженную пехоту (а она в средневековье такой и была в Европе) атака латной конницы просто сметала и растаптывала. Кстати, в атаку на пехоту и легкую кавалерию рыцари шли сплошным строем, эдакой стеной из стали, а вот если противостояли им рыцари, то строй был с большими промежутками между воинами. Это делалась для того, чтобы избежать лобового столкновения с другим рыцарем, потому как столкновение всадников на равных конях неминуемо означало тяжелую травму, а то и гибель обоих бойцов. Рыцари пролетали рядом друг с другом, при этом нанося удар, затем разворачивались, и все повторялось, пока кто-то не вылетал из седла.
Еще одной категорией боевых коней, которые использовались в средневековье, были лошади кочевых народов. Эти кони были низкорослыми и легкими. Зато они были неприхотливы, как автомат Калашникова, выносливы и обходились подножным кормом.
Собственно, разница в качестве имевшихся коней определяла военную тактику разных армий.
Первые русские кавалеристы были вынуждены использовать тех коней, которые были в наличии. Разумеется, в основной своей массе это были не боевые, а рабочие кони. Но уже с одиннадцатого века князья и бояре гарцевали на могучих европейских боевых «богатырских» конях, а веком спустя русские дружины – это великолепная тяжелая кавалерия.
Крупные европейские кони использовались в тяжелой кавалерии, которая атаковала плотным строем и действовала холодным оружием. Небольшие кочевые лошади применялись в легкой коннице, которая использовалась для разведки, завязывания сражения и преследования бегущих. Основным оружием этой части дружины были луки, а конные лучники были важной частью русских армий домонгольского периода.
Вообще же на Руси использовались разные породы коней, как местные, так и привезенные из стран Европы и Востока. По назначению в русских летописях кони делились на милостных, сумных и поводных, или товарных лошадей. Милостные – это высококлассные боевые кони. Сумные – это скорее вьючные кони, нужные для перевозки припасов в суммах. Хотя и они могли использоваться как верховые более бедными дружинниками. Поводные, они же товарные – это обозные лошади, слабо пригодные для верховой езды. Кроме того, в летописях с двенадцатого века встречаются упоминания еще об одной категории коней – фарях. Само название восходит к арабскому слову «фарас» - конь, и понятно, что так называли благородных скакунов, привезенных с Ближнего и Среднего Востока, которые были для Руси большой редкостью. Оттого и ценились особо. Хотя и простые кони ценились высоко. Ведь лошади использовались не только для военных целей, на них (естественно, не на боевых) пахали, их запрягали в повозки. Согласно Русской правде виновный в убийстве чужого коня должен был уплатить в княжескую казну штраф в 12 гривен и еще гривну – потерпевшему, а за убийство свободного крестьянина полагалась вира всего в 3 гривны.
Кстати, наверное, стоит уточнить, кого следует считать тяжелой конницей, а кого легкой. Ведь роль в этом делении играет не только вес воина и коня, но и способ ведения боя. Поэтому, на наш взгляд, к тяжелой кавалерии относятся воины, способные нанести таранный копейный удар, а затем вести ближний бой холодным оружием, пробивающим доспехи. Естественно, это подразумевает наличие у воина соответствующей экипировки, включающей как минимум шлем, щит, панцирь, тяжелое копье, меч, булаву или топор. В идеале еще должны быть наручи и защита для ног. Легкая кавалерия – это бойцы, ведущие главным образом дистанционный бой с помощью луков. Их роль в сражении: налетели – обстреляли – ускакали – развернулись и обстреляли еще раз.
Одна из причин, по которой в большинстве открытых сражений русские выигрывали у половцев, это большее количество тяжелой кавалерии в дружинах наших предков. У половцев, кстати, она тоже была, хотя, в основном, все же кочевники были легко вооружены.
Обычно бой происходил так. Степняки кружили вокруг и засыпали наших тучами стрел. Русские конные лучники перестреливались с половцами и тем самым прикрывали собой развертывание основных сил дружины. Затем, опустив копья, в бой бросалась наша тяжелая кавалерия. Её атака была столь стремительна, что вражеские стрелки не могли опомниться и вместо стрельбы должны были маневрировать. А в коротком рывке тяжелые русские кони легко догоняли и перегоняли половецких, после чего кочевников просто поднимали на копья.
Естественно, что в разных княжествах был разный процент тяжелой и легкой кавалерии. На юге, где главным врагом были кочевники, многочисленные лучники были просто необходимы. На северо-востоке, где приходилось сражаться против немцев, возрастала роль тяжелой кавалерии, способной соперничать с рыцарями.
Преобладание кавалерии на Руси не привело к исчезновению пехоты. Однако в степной части страны её действия в основном носили вспомогательный характер. Зато на лесном севере пехота была более многочисленной и самостоятельной. Хотя и там основной задачей русской пехоты в двенадцатом-тринадцатом столетиях была оборона крепостей. Пехота, как и кавалерия, делилась на тяжелую и легкую. Воины тяжелой кавалерии имели металлические доспехи, шлем, щит, копье, сулицы, боевой топор, иногда меч. Легкая пехота не имела доспехов и щитов, зато тут было много лучников.

***
С определенного времени княжеская дружина начинает делиться на две неравнозначные части: старшую и младшую. Летописцы традиционно называют воинов первой мужами и боярами. Это были опытные заслуженные воины, которые занимали высшие посты, были советниками князя, выполняли ответственные поручения, а во время войны были командирами подразделений. Нередко бояре старшей дружины имели земельные владения с зависимыми крестьянами, а также собственные вооруженные отряды, с которыми и выступали в поход. Младшая дружина – это, соответственно, простые бойцы, выполнявшие основную работу. Они охраняли княжеские резиденции, были телохранителями при поездках, являлись основной ударной силой в боях.
Разница между младшими и старшими дружинниками была закреплена юридически, так как за убийство «княжа мужа» по Русской правде взималась в два раза большая вира, чем за смерть младшего дружинника.
Всю младшую дружину нередко назвали гридями, хотя и она была неоднородной. Её низший разряд составляли отроки, исполнявшие различные обязанности в княжеских резиденциях. Лучшую часть меньшой дружины называли сначала детскими, а затем детьми боярскими.
Как и в Европе, в средневековой Руси все больше крестьян теряло независимость и прикреплялось к земле. За их счет оснащались и содержались княжеские дружины. Благодаря этому, число обученных и хорошо вооруженных воинов увеличивалась, из-за чего значение крестьянского ополчения падало. Зато с ростом городов все большую роль играли городские ополчения, ведь горожане имели доход, позволяющий приобрести хорошее оружие и доспехи. Так что, немного уступая дружинникам в опыте и выучке, городовые полки равнялись с дружинами по вооружению и превосходили численностью.
При сборе ополчения жители нескольких дворов обязаны были послать в поход вооруженного воина. Количество дворов, выставляющих ратника, колебалось в зависимости от региона и от вооружения воина. Например, легкого пехотинца могли выставить два двора, а для содержания тяжеловооруженного кавалериста требовались усилия десятка дворов.
Количество идущих в поход воинов также зависело от степени опасности для города. Например, в Новгороде могли призывать одного воина на коне и в полном доспехе как с четырех сох, так и с десяти сох. Соха – это единица площади под пашней, с которой брались налоги. То есть численность выставленного одной и той же землей полка могла отличаться в два с половиной раза.
К концу двенадцатого века структура и название дружины и вообще русских вооруженных сил меняется. Возникает княжеский двор, состоящий из его личных слуг и воинов, и полк — феодальное ополчение бояр-землевладельцев, обязанных по первому требованию приходить под княжеское знамя с собственными отрядами. Кроме того, князья оседают по городам и уже не так часто меняют престолы, как это было в первые века. Соответственно, горожане и дружины в определенной мере сливаются, и теперь городское ополчение рассматривается как дружина своего князя. В итоге местные вооруженные формирования получают название дружина, а личный отряд князя, который раньше называли дружиной, именуется двором.
Начиная с одиннадцатого века, боевые построения русских армий состояли из центрального полка (чело), а также крыльев – полков правой и левой руки. Передовой полк из конных лучников должен был завязывать бой. Большое значение приобрело взаимодействие разных отрядов. С конца двенадцатого века при штурмах и защите крепостей начали использоваться различные метательные орудия.

***
Вся история ранней Руси была связана с реками. По ним шли купеческие караваны, по ним отправлялись ватаги молодцев в новые земли, у речных берегов строились города, в речных поймах распахивали землю для полей. Неудивительно, что речной флот у славян появился очень рано. Еще в антские времена славяне строили ладьи, на которых можно было плавать не только по рекам, но и выходить в море.
Византийские источники оставили описание ладей, на которых под стены Константинополя приходили славянские армии. Греки называли славянские корабли моноксилами, т.е. однодеревками, потому что действительно основой для корабля было всего одно дерево, которое выдалбливали. Затем борта наращивали из досок. Общая длина такой ладьи достигала двадцати метров, а помещалось в ней до сорока воинов. Двигалась ладья как на веслах, так и под парусом.
Расцвет военных морских походов приходится на период становления русского государства и завершается при Владимире Святом. В последующие времена ладьи использовались для быстрой переброски войск по рекам. Возник даже термин «судовая рать», означавший пехоту, передвигающуюся на кораблях. Так что история русского военного флота насчитывает полторы тысячи лет.
Если же кратко подвести итог, то до прихода монголов русские войска полностью соответствовали требованиям времени и были в состоянии справиться с любым известным им противником.

Tags: древняя Русь
Subscribe

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments