donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Categories:

Русское оружие в домонгольский период. Ч.1

Русское оружие в домонгольский период

Более ранние части смотрите по тэгу "Древняя Русь"

b3bfc5319546880.jpg
Учитывая, сколько войн приходилось вести нашим предкам, становится понятно почему оружейное дело было да и до сих пор остается одним из наиболее развитых на Руси. Хотя на историческую арену славяне вышли практически безоружными: по словам византийских авторов, в шестом-седьмом веках большинство славянских воинов были пехотинцами, вооруженными только дротиками и луками со стрелами. Так, Прокопий Кесарийский писал: «Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек, ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, и в таком виде идут на сражение с врагами». Действительно, в это время главным видом славянского оружия были легкие копья, пригодные как для рукопашного боя, так и для метания. Каждый воин уходил в поход, имея с собой два-три таких копья. Кроме того, славяне очень рано освоили производство сложных луков, которые изготовлялись из нескольких видов усиленной сухожилиями животных древесины и костяных накладок.
Но очень быстро славяне перенимают у противников новые для себя виды вооружений, и уже к девятому веку наши рати ни в чем не уступают войскам окружающих народов. А после того, как Вещий Олег объединил в единое русское государство восточнославянские племена, начинается настоящий взлет военного искусства и оружейного дела. Пришедшие на смену племенным ополчениям княжеские дружины были первым полностью профессиональным войском в отечественной истории. Кроме того, в это же время начинают появляться и специализированные оружейные мастерские, хотя многие предметы экипировки дружинники изготовляли самостоятельно. Воин эпохи Игоря Старого и Святослава в походе вполне мог самостоятельно ремонтировать свои доспехи.
С созданием единого русского государства происходят серьезные изменения в военном деле. По-прежнему основной ударной силой войска оставалась пехота, но теперь это не толпы вооруженного люда, группирующегося по родовому признаку, а дисциплинированные отряды, разделенные на полки и действующие по единому замыслу полководца. Во времена князя Святослава главной силой русских войск стала плотная фаланга тяжеловооруженных воинов. При этом построении на первое место вышло оружие ближнего боя, а дротики и луки стали вспомогательным.
Когда в десятом веке основным противником Руси стали высокоманевренные конные орды кочевников, русские дружины пересели на коней, и основным родом войск стала кавалерия. Вскоре произошло ее разделение на копейщиков и лучников. При этом копейщики становятся решающей силой, наносящей главный удар в сражении, и не удивительно, что это лучшие воины дружины. Конным лучникам выпадает роль передовых частей, разведки и охранения. Они начинали сражение, заманивали противника в засады, преследовали разбитых врагов…
Разумеется, пехота не исчезла вовсе, но на юге Руси она стала исключительно вспомогательной силой. На покрытом лесами севере пехота была многочисленной и играла весомую роль на протяжении всего средневековья.
В IX-X веках на Руси сложился комплекс доспехов и вооружения, который вполне соответствовал всем потребностям дружинников. Причем, из-за того, что русичам приходилось воевать в разных природных условиях и с разными противниками, на вооружении у наших предков было гораздо больше видов оружия, чем у европейцев или кочевников. Рассмотрим основные виды оружия, с которым приходилось иметь дело пращурам во времена первых Киевский князей.

Меч
Разумеется, начнем рассказ с воспетого сказаниями и песнями меча, как самого опоэтизированного средства убийства. Это благородное оружие вошло в былины и легенды и создало целый пласт в русской культуре.Большинство языческих народов относилось к мечу со священным трепетом, видя в нем проявление сверхъестественной силы. Не были исключением и славянские воины, почитавшие свое оружие как настоящее сокровище. Недаром на мече приносили клятвы и с помощью именно этого оружия проходили судебные поединки. Когда хоронили воинов-язычников, то вместе с ними в могилу опускали и их мечи, чтобы они продолжали защищать своего хозяина даже после смерти. С принятием христианства на Руси культ меча вовсе не пропадает, хотя и не одобряется Церковью. Так, мечи князей Довмонта и Всеволода Мстиславича считались оберегами Пскова и хранились как святыни. Удостоился упоминаний в летописи меч Святого Бориса, которым владел князь Андрей Боголюбский.
Кстати, если большинство видов оружия (копья, боевые ножи, кинжалы, топоры…) развились из охотничьих или хозяйственных аналогов, то меч изначально создавался как исключительно боевое оружие.
Разговор о мечах, наверное, стоит начать с определения, что же такое меч и чем он отличается от другого длинноклинкового оружия, так как в этом вопросе достаточно путаницы. Тем более, что за века мечи претерпевали существенные изменения. На наш взгляд, наиболее точное определение звучит так: меч – это обоюдоострое клинковое холодное оружие, предназначенное для нанесения рубящих и колющих ударов. Первоначально острие не затачивалось, так как мечом наносились только рубящие удары.
Меч часто путают с более поздним изобретением – саблей, но надо помнить, что это совершенно разные виды оружия, выполняющие противоположные задачи. В отличие от сабли, приспособленной для нанесения режущих ударов, основным назначением меча было прямое прорубание доспехов. Тяжелый прямой меч буквально проламывает вражеские доспехи - и тело под ними, разумеется. Сабля легко рассекала плоть, нанося страшные раны, но практически бесполезна против прочных доспехов, в то время как меч их свободно прорубывал, перемалывая в фарш мясо, кости и доспехи. Из-за этой разницы в задачах меч и сабля отличались своей формой, балансировкой, заточкой.
Вообще же выбор того или иного образца оружия диктовался конкретными условиями, в которых приходилось действовать воину. И именно прямой обоюдоострый меч соответствовал методам ведения боя и производственным возможностям мастеров-оружейников Европы (в том числе и Руси) в конце первого и начале второго тысячелетия от рождества Христова. Мечи того времени были оружием или дорогим, или очень дорогим, но высокая стоимость с лихвой перекрывалась их достоинствами. Во-первых, в отличие от боевого топора или булавы, меч хорош не только для нанесения ударов, но и для их отражения. Во-вторых, мечом с низким расположением центра тяжести гораздо легче сражаться, чем, например, топором – самым массовым оружием того времени. Это значит, вооруженный мечом воин устанет меньше, чем его вооруженный топором противник, что в свою очередь при прочих равных качествах бойцов даст преимущество меченосцу. А обоесторонняя заточка клинка не только увеличивала срок службы меча, но и позволяла наносить более разнообразные удары.
Как мы уже упоминали, меч не был исконно русским оружием, и естественно, что первое время наши воины сражались мечами, купленными или захваченными у соседних народов, поэтому на Руси использовались мечи практически всех известных тогда типов, как европейских, так и восточных: персидских и арабских. Благо, что мировой оружейный рынок был хорошо развит и тысячу лет тому назад. Кстати, историкам известно повеление франкского короля Карла Великого, запретившего в 805 году продавать славянам оружие (прежде всего, мечи) и доспехи. Разумеется, ушлые торговцы такие бьющие по их карману королевские указы выполнять особо не рвались, да и скандинавы, покупавшие мечи для себя, не упускали шанса перепродать их славянам.
Тут нужно сделать отступление и заметить, что Франкская империя, включавшая в себя земли современных Италии, Франции и Германии, была не только самым большим и экономически развитым государством Европы, но и признанным европейским центром оружейного производства. Именно тут в середине восьмого века научились ковать мечи, позднее названные каролингскими. Свое имя они получили по названию династии Каролингов – потомков Карла Великого. Клинок такого меча был широким и обоюдоострым, шириной у основания до шести сантиметров, плавно сужающийся к кончику. Кроме того, мастера для уменьшения веса стали делать на лезвиях канавки-долы, которые иногда в художественной литературе называют «кровостоками». Благодаря долу, можно было увеличить длину оружия, не перегружая руку избыточным весом. Характерной особенностью каролингских мечей была короткая, не шире ладони владельца, рукоять, состоящая из стержня рукояти (черен), перекрестья (гарда), и навершия (яблоко). Еще одним отличием мечей этого типа была массивность гарды и яблока, служивших своеобразным противовесом клинку. Мечи до десятого века были исключительно рубящим оружием, и только начиная с одиннадцатого их острие начинают затачивать для нанесения колющих ударов. Мечи носили в деревянных ножнах, обтянутых кожей и усиленных металлическим прибором. Часто ножны и рукоять меча богато украшались.
Мечи каролингского и сменившего их романского типа активно применялись воинами всех европейских народов, и наши предки не были исключением. Сегодня археологам удалось найти на территории Руси более сотни мечей девятого-одиннадцатого века. В основном, их находят при раскопках в районах древних городов: Смоленска, Ярославля, Новгорода, Киева и Чернигова.
Интересно отметить, что на лезвия многих мечей мастера наносили надписи и узоры, о существовании которых историки совершенно случайно узнали уже в ХХ веке. Дело в том, что надпись делалась путем инкрустирования в металл клинка железной проволоки, поэтому, когда меч оказывался в земле и начинал ржаветь, надпись покрывалась ржавчиной и становилась неразличимой. А все доступные для изучения историков мечи того времени были найдены в результате раскопок, то есть ржавыми, а то и полусгнившими. Лишь после удаления ржавчины и обработки меча специальным реактивом надписи становятся различимыми. В результате, за последние десятилетия клейма были обнаружены на многих мечах. Чаще всего на мечах встречается надпись ULFBERHT – клеймо мастерской в области среднего течения Рейна, возникшей еще во времена Карла Великого. Мастера этой фирмы в девятом, десятом и одиннадцатом веках выпустили тысячи клинков, которые разошлись по всему миру. Встречаются также такие виды клейма как INGELRII ME FECIT, LEUTLRIT, CEROLT, ULEN…
Открытие надписей на клинках помогло разрешить принципиальный спор историков: долгое время историки-норманисты доказывали, что все мечи славян имели западно-европейское происхождение, так как славяне сами были неспособны к столь сложному производству. Оппоненты в ответ приводили свидетельства средневековых арабских авторов, говоривших о том, что у руссов были собственные мечи. Итог спору подвело исследование меча, найденного в местечке Фощеватая недалеко от Миргорода в Полтавской области. Все исследователи в один голос считали его привозным, но когда было расчищено лезвие, на нем неожиданно проступили кириллические буквы. С одной стороны было написано «ЛЮДОТА», с другой «КОВАЛЬ ». Это было настоящей сенсацией: впервые было доказано, что на Руси в Х веке было собственное производство мечей. Значит, у нас существовала специализированная оружейная мастерская задолго до того, как об этом сообщают письменные источники, а Русь была второй страной в Европе, где был выпущен собственный подписной меч. Кроме того, собственное клеймо русского мастера означало, что он не боится конкуренции с продукцией франкских оружейников. Кстати, подпись на этом мече является старейшей из сохранившихся русских надписей на оружии. Так что уже на заре своей истории русский народ шел в технологической гонке ноздря в ноздрю с европейскими лидерами.
А начиная со времен Владимира Великого, можно говорить о том, что русские мастера познали все тонкости производства самого современного на то время оружия. Так они освоили производство клинков из булата, умели достигать нужных характеристик меча, сваривая сталь и железо. Как правило, основу клинка делали либо из железа, либо из скованных вместе полос малоуглеродистой стали и железа. Причем, в последнем случае стальную полосу получали из скрученных вместе, а затем несколько раз перекованных прутьев с разным содержанием углерода. Потом к торцам основы наваривали стальные полосы – будущие режущие кромки, а затем отковывали заготовку так, чтобы стальные полосы превратились в лезвие. Такая сварка была технически очень сложной операцией. Во-первых, нужно было разогреть металл до пластичного состояния, в котором его можно сваривать, но если перегреть или наоборот недогреть материал, то сварки не произойдет. При этом нужно помнить, что для стали и железа это разные температуры: чистое железо можно сваривать при 1425—1475 градусах, а сталь с содержанием углерода 0,8% - при температуре около 1200—1250 градусах. Так что кузнецу нужно было хорошо знать свойства и состав металлов, уметь по цвету раскаленной полосы определять его температуру. Не забудем, что мастер должен делать свое дело, лишь пока заготовки не остыли, то есть приходилось работать очень быстро. Кроме того, при нагреве металл окисляется, покрываясь окалиной, которая мешает сварке. Чтобы убрать окалину, кузнецы посыпали места сварки кварцевым песком, который, соединяясь с окалиной, давал шлак, который можно было легко удалить.
Металл основы делал меч гибким и упругим, не позволяя ему ломаться при ударах, а более хрупкая сталь на лезвии обладала прекрасными режущими свойствами. Следующей операцией было выстругивание долов, после чего клинок шлифовали и закаляли. После этого оставалась лишь изготовить рукоять и отполировать меч до зеркального блеска. Иногда клинок дополнительно обрабатывали кислотой, чтобы на его поверхности проступил узор, полученный благодаря комбинации железных и стальных полос основы. При желании кузнец мог добиться получения одинакового, подчас весьма сложного, рисунка по всей длине меча.
Бывало мечи изготовляли исключительно из железа, но чтобы придать им твердость, их режущую часть насыщали углеродом. Этот процесс сегодня называется цементизацией. Древние мастера могли произвести ее двумя способами: или оставить железный клинок в тлеющем древесном угле, или на поверхности раскаленного до тысячи градусов меча по определенной технологии сжечь богатый углеродом органический материал, например, полосы из шкуры животных.
Мечи десятого века весили около полутора килограммов, но к середине одиннадцатого века они становятся тоньше, легче на треть и немного короче. Хотя, конечно, каждый имевший для этого средства воин мог заказать кузницу оружие той длины и веса, которая ему подходила. По данным археологии, в двенадцатом веке технология производства русских клинков заметно упрощается, отныне их делают цельностальными, а в украшении почти не используют драгоценные металлы. До сих пор никто не сумел объяснить этот факт, хотя, возможно, разгадка проста. Большинство известных сегодня мечей десятого, а особенно девятого века были найдены в могилах знатных русичей, а значит, были не рядовым оружием, а, говоря современным языком, эксклюзивным. Естественно, что это были лучшие клинки своего времени. Когда после принятия христианства воинов стали хоронить без оружия, такие первоклассные клинки перестали попадать в землю. Почти все более поздние мечи найдены на местах сражения, а там, в основном, гибли рядовые воины, естественно, вооруженные более дешевым и простым оружием массового производства. Вот и вся загадка.
В тринадцатом веке в связи с улучшением доспехов происходит новое утяжеление и удлинение мечей. В это время они могут достигать 120 сантиметров и весить до двух килограммов, что позволяло наносить более мощные удары. Естественно работать таким оружием одной рукой становится затруднительно, и рукоять постепенно удлинялась, пока меч не превратился в двуручный.
Пройдя долгий путь эволюции, меч в Киевской Руси домонгольского периода был широко распространен, хотя для простых горожан и крестьян оставался слишком дорогим и потому был оружием обеспеченных слоев общества.

Сабли
Много веков подряд по бескрайним евразийским степям кочевали многочисленные племена самого разного происхождения. Индоиранцы, тюрки, монголоиды шли от пастбища к пастбищу, ища сочную траву для своих стад. Разные языки звучали над ковылями, к разным богам возносились молитвы, но судьбы всех этих народов были схожими: постоянная война на истребление всех со всеми. Причем, войны в Степи были гораздо более кровопролитными, чем у оседлых народов. Ведь за что воевали в средневековой Европе? Целью королей и герцогов было увеличение количества подданных, платящих налоги в королевскую казну. Разумеется, были и исключения в виде религиозных войн, но в целом излишнее кровопролитие не приветствовалось, ведь зачем вырезать население захваченного города, если его можно заставить регулярно платить подати? Зачем убивать пленных, если за них можно получить выкуп? Утрируя, можно сказать, что одни профессиональные военные (феодалы и их дружины) воевали с другими за право обирать мирное население.
А вот у кочевников ситуация была прямо противоположной. Чтобы прокормить себя, им требовалось гораздо больше земли, чем земледельцам, и люди на этой земле им были совсем не нужны. В случае засухи или другого природного бедствия кочевники должны были откочевать на сотни километров, чтобы найти непострадавшие пастбища. Кроме того, летом они должны были иметь возможность кочевать на север, а зимой - на юг. В общем, им нужен был простор, но, как всегда, потребности человека велики, а ресурсы ограничены. На каждое богатое пастбище, на каждый водопой находились конкуренты, которых было необходимо ликвидировать, пока они не ликвидировали тебя. Вот и приходилось одним кочевникам воевать с другими, зачищая подходящую землю от всех чужаков. Этим и объясняется непонятная европейцам жестокость кочевников: они убивали всех членов враждебного племени, кроме тех, кого можно было обратить в рабство и с выгодой продать. К тому же, для военных действий кочевники объединялись в крупные армии, но в мирное время они кочевали отдельными родами, чтобы более рационально использовать пастбища. Так что если бы они не добили разбитых врагов, то те могли бы потом перерезать незадачливых победителей по-одному. Естественно, что постоянные войны поспособствовали созданию кочевниками прекрасного оружия, идеально подходящего к степным условиям: сабли и сложносоставного лука. Нет ничего удивительного в том, что вынужденные постоянно сталкиваться с кочевниками русичи переняли себе эти виды оружия. Уже в начале одиннадцатого века дружинники южнорусских княжеств все чаще меняют свои прямые мечи на более легкие кривые сабли, и вскоре именно сабля станет основным длинноклинковым оружием на Руси.
С чем же это связано?
Главное отличие войны, да и жизни в степи, в том, что без коня тут прожить было невозможно, соответственно, все мужчины с детства приучались к верховой езде и были великолепными кавалеристами. Естественно, и сражались они верхом. Кроме того, доспехи кочевников были значительно легче и проще, чем у европейцев, так что тяжелый меч, предназначенный для борьбы с прочными металлическими доспехами, был в степи просто не нужен. Поэтому клинок можно было сделать более легким, а чтобы усилить режущие свойства, его лезвие - искривленным. Кроме того, у меча центр тяжести расположен около гарды, а у сабли ближе к острию, что дает возможность наносить более сильные удары с оттяжкой, увеличивающей длину и глубину раны. Так как противник был слабо защищен, то даже относительно слабый сабельный удар приводил к нанесению длинных, широких, обильно кровоточащих резаных ран с разваливающимися краями. Даже если враг и не выходил из строя сразу, то вскоре он неизбежно слабел от потери крови и болевого шока.
Столкнувшись в десятом веке с кочевниками хазарами и печенегами, русичи поменяли свою военную тактику. Если против византийцев наши предки сражались, построившись в плотные фаланги из тяжеловооруженных пехотинцев, то со степняками воевали маневренные отряды кавалеристов с более легким вооружением. Вот тут-то и оценили наши предки все преимущества сабли. Неудивительно, что чем южнее располагалось княжество, тем раньше там начинали воевать саблями, а чем севернее – тем дольше в ходу были мечи.
Сабли Х-ХI веков были слабоизогнутыми клинками длиной около метра и шириной в три с половиной сантиметра. Ковали их примерно по той же технологии, что и мечи. В следующие столетия сабли стали длиннее и шире, одновременно увеличилась их кривизна. Носили сабли в деревянных ножнах у пояса или на плечевой перевязи. Хотя археологам известны богато изукрашенные, с применением золота и серебра, образцы, большая часть сабель была без каких-либо украшений.
Кстати, если русские мечи были схожими с общеевропейскими образцами, то сабли были такими же, как у степных народов, что в принципе понятно. Одинаковые задачи, стоявшие перед оружейниками, приводили к появлению схожих образцов. Со временем из Руси сабля попадет и в Западную Европу, где она приживется только через пару веков.

Tags: древняя Русь, оружие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    В интернете появляется новая звезда – пенсионерка, встретившая спикера Государственной Думы и высказавшая ему все, что думает о власти.…

  • в защиту дизайнеров

    Приближается День Победы и нам предстоит увидеть массу интересных картинок, на которых поздравления ветеранов будут соседствовать с немецкими…

  • (no subject)

    Сергей Лукьяненко о злободневном: Звонок. Сброс. Надо бы заблокировать, но ленюсь. Звонок. - Сергей Васильевич? С вами... (шум) тыр-пыр... (шум)...…

promo donbassrus март 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    В интернете появляется новая звезда – пенсионерка, встретившая спикера Государственной Думы и высказавшая ему все, что думает о власти.…

  • в защиту дизайнеров

    Приближается День Победы и нам предстоит увидеть массу интересных картинок, на которых поздравления ветеранов будут соседствовать с немецкими…

  • (no subject)

    Сергей Лукьяненко о злободневном: Звонок. Сброс. Надо бы заблокировать, но ленюсь. Звонок. - Сергей Васильевич? С вами... (шум) тыр-пыр... (шум)...…