donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Categories:

Русское оружие в домонгольский период Ч. 3

Более ранние части смотрите по тэгу "Древняя Русь"

Доспехи
Задачей воина в схватке было не только нанести врагу смертельный удар, но еще и уцелеть самому. Так что к вопросам защиты дружинники подходили серьезно. Первоначально в качестве доспехов использовались шкуры животных и набитые пенькой и конским волосом кафтаны. Такие псевдодоспехи могли смягчить удар или задержать стрелу на излете, но против мечей были бесполезны. Начиная с девятого века, практически все профессиональные воины шли в бой в сплетенных из железных колец кольчужных рубахах. Особенно распространенной кольчуга стала во время расцвета Киевского княжества, когда ремесленные мастерские смогли наладить их массовый выпуск. Разумеется, для знатных заказчиков оружейники выпускали более прочные и нарядные эксклюзивные образцы. Для обычной кольчуги, рассчитанной на хозяина среднего роста, требовалось до двадцати тысяч колец (шестьсот метров проволоки). Как правило, кольца кольчуг были от семи до пятнадцати миллиметров в диаметре и изготавливались из проволоки толщиной в полтора-два миллиметра. Весили они до десяти килограммов. Некоторые кольчуги для прочности делались с использованием колец разных размеров.
Кстати, сам термин «кольчуга» возник уже во времена Московской Руси, а в письменных источниках древней Руси кольчуга называлась «броней».
Самые первые кольчуги плелись из согнутых в кольцо кусочков проволоки, концы которых ничем не скреплялись, из-за чего они часто разгибались и выпадали. Вскоре наши предки научились сваривать или заклепывать кольца, причем сварные кольца обычно соединялись между собой с помощью заклепанных. Видов кольчуг было достаточно много, от прикрывавшей только туловище рубахи, до хауберков, закрывавших бойца с головы до ног. Со временем в моду вошли кольчуги с вплетенными в них крупными стальными пластинами. В этом случае кольчуги назывались бехтерецом и юшманом. Металл колец, естественно, быстро ржавел, и кольчуги необходимо было регулярно чистить. В результате они становились светлыми и блестящими, и в солнечный день выстроившаяся дружина представляла собой действительно ослепительное во всех смыслах этого слова зрелище.


Для амортизации ударов под кольчугу воины надевался поддоспешник из кожи или войлока. Часто в бою дружинники носили две кольчуги: нижнюю, сплетенную из мелких колец, и верхнюю из более крупных и массивных.
Начиная с двенадцатого века, популярностью на Руси начинают пользоваться более прочные типы доспехов: пластинчатый и чешуйчатый. Как следует из названия, вместо колец основными элементами этих доспехов были металлические пластины и чешуйки, обеспечивавшие лучшую защищенность. Пластинчатые брони использовались на Руси с IX по XV век, чешуйчатые - по XVII век. Последний вид доспеха отличался особой эластичностью.
Пластинчатый доспех — это состоящая из металлических пластин броня для прикрытия тела воина. Пластины такой брони могли быть весьма разнообразной формы: квадратные, полукруглые, широкие прямоугольные, узкие, продолговатые… На пластинах пробивались отверстия, через которые пропускались кожаные ремешки, прикрепляющие пластины к кожаной или матерчатой основе. На более древних панцирях основы не было, пластины связывались только друг с другом, и панцирь надевался на толстую стеганую куртку или кольчугу. Все пластины были выпуклыми и надвигались одна на другую, что усиливало защитные свойства доспеха.
Чешуйчатый панцирь состоял из расположенных внахлест закругленных металлических пластин, которые только одной стороной крепились к основе, напоминая рыбью чешую. В таком доспехе воин был более подвижен, чем в пластинчатой броне. Чешуйчатые доспехи, как правило, делали короткими, длиной до бедер, что было удобно для всадников. Серьёзным недостатком чешуи был её вес — пластинки шли практически в два слоя и имели значительную толщину.

Современные реконструкции

Шлемы
Самой первой защитой для головы в бою у славян могла быть меховая или шерстяная шапка, обшитая металлическими пластинами. В десятом веке у наших предков появляются полностью металлические шлемы конической, а затем и сфероконической формы с высокой и вытянутой тульей и венчающим шлем длинным шпилем, к которому крепился султанчик из перьев или конского волоса. Шлемы собирались из нескольких соединявшихся заклепками металлических пластин, а затем украшались накладками с орнаментом, надписями или изображениями. У простых воинов украшения были попроще, зато покрытые серебром и позолотой шлемы князей и воевод представляли из себя настоящие шедевры ювелирного искусства.
Для обеспечения защиты от ударов не только собственно в голову, но и в лицо, часто шлем снабжался наносником или полумаской, которые спускались со лба к носу, а для защиты шеи и горла к шлему могла крепиться кольчужная сетка-бармица. К концу двенадцатого века на Руси появляются шлемы, снабженные маской-личиной, защищавшей все лицо воина. Маски-личины снабжались прорезями для глаз и носовыми отверстиями, часто маска повторяла черты лица своего хозяина.

Щиты
До сих пор археологами не найдено ни одного целого древнерусского щита, что вполне понятно, учитывая, что они изготовлялись из недолговечного дерева. Поэтому понять, какими они были, можно на основе летописных упоминаний и миниатюр, изображений в росписях храмов и сохранившихся металлических частей.
Первое упоминание о русских щитах мы встречаем у византийского историка десятого века Льва Диакона, описывающего их крепкими и большими.Судя по всему, первые щиты были круглыми, примерно метровыми в диаметре, собранными из плоских деревянных дощечек, а в центре имели железное навершие – умбон, который крепился на заклепках. Многие щиты обтягивались кожей и для прочности оковывались по краям. Такой щит был распространен по всей северо-восточной Европе и одинаково подходил как для всадника, так и для пехотинца. На внутренней стороне щита от края до края шла рейка, служившая рукоятью, и крепились ремни, в которые воин продевал руку. Еще один длинный ремень позволял носить щит через плечо или закинуть его за спину. Постоянно совершенствуясь, то приобретая популярность, то почти исчезая с полей сражений, круглые щиты держались в воинском обиходе до позднего средневековья. В бою щитом не только пассивно прикрывались, но наносили удары: верхним краем в горло, нижним — по ногам, а умбоном — в грудь, чтобы выбить противника из равновесия и заставить раскрыться.
Примерно с одиннадцатого века более частым становится длинный каплевидный (он же миндалевидный) щит, прикрывавший всадника от подбородка до колен. Это изменение было закономерным следствием усиления роли конницы. Высота такого щита составляла до половины человеческого роста, с соотношением высоты и ширины примерно два к одному. Щиты могли быть плоскими или чуть изогнутыми по продольной оси. Делали миндалевидные щиты, как и круглые, из дерева и кожи с металлическими умбонами и оковками. Окраска щита могла быть самой различной, но предпочтение отдавалось красному цвету.
Со временем миндалевидные щиты приобретали все более треугольные очертания, их верхний округлый край становился все прямее, пока в тринадцатом веке щит не превратился в треугольный. Такое изменение стало возможным, так как появился шлем, полностью закрывавший голову, и щитом больше не нужно было закрывать лицо и подбородок воина. Впрочем, один вид не вытеснял другие полностью, и одновременно могли использоваться все виды щитов. Все три типа щитов были общеевропейскими, но на Руси миндалевидные щиты были легче, чем в Европе, так как в борьбе с кочевниками большую роль играла маневренность воинов, а не их неуязвимость.

Лук и стрелы
Лук – один из наиболее распространенных видов древнего оружия, которое использовали все без исключений народы Европы и Азии. Разумеется, наши предки не были исключением, хотя историки спорят, когда именно русичи стали массово применять луки в войнах. Называются даты от шестого до девятого столетия, но как бы там ни было, уже в десятом веке лук у славян был массовым оружием. В войске Святослава сражались целые отряды лучников, прикрывавшие основные силы при походе или развертывании в боевые порядки. Кроме того, большинство сражений начиналось с перестрелки лучников
Несмотря на различия в конструкции и используемых материалах, все известные человечеству луки можно разделить на две большие группы: простые и сложносоставные. Как следует из названия, первый тип изготовлялся из цельного куска дерева, а второй имел сложную конструкцию из разных сортов дерева, бересты, рога, кости, которая усиливалась сухожилиями животных и проклеивалась рыбным клеем. Первыми в Европе такие луки научились делать скифы еще в первом тысячелетии до нашей эры, потом их использовали и другие народы Великой Степи, а вот в западной Европе даже в средневековье применялись в основном простые луки. Славяне же знали и использовали оба типа луков: простые - для обучения юношей основам стрелкового дела и для охоты, и сложные - при боевых действиях. Несмотря на сложность изготовления, сложносоставные луки были более востребованы воинами, так как имели целый ряд преимуществ: они были более мощными и дальнобойными и, в то же время, компактными и долговечными. Кроме того, в отличие от простого лука, на который из-за непрочности дерева тетиву одевали лишь перед самым боем, сложный мог перевозиться в боеготовом состоянии (уже с надетой тетивой), что было плюсом в опасных походах. Хотя при длительном хранении тетива снималась. Это было недешевое, но весьма эффективное оружие профессиональных воинов. Форма сложного лука с надетой тетивой напоми¬нала букву «М» с плавными перегибами.
Составные части древнерусского сложного лука имели собственные названия. Середина лука называлась рукоятью, длинные упругие части между рукоятью и концами – рогами или плечами лука, а завершения лука с вырезами для петель тетивы – концами. Сторону, обращенную к врагу, называли спинкой, а обращен¬ную к стрелку – внутренней стороной. Основа простейшего сложного лука (кибить) клеилась из двух планок различных пород дерева. Концы лука вырезали отдельно из самых плот¬ных и прочных пород дерева, а затем прикрепляли к основе. Места соединений укрепляли, обматывая сухожилиями, после чего весь лук для предохранения от сыро¬сти оклеивали берестой. Для создания основы лука на Руси употреблялись сосна, ель, можже¬вельник, береза, вяз, ясень, клен и яблоня. В поперечном разрезе лук имеет вид уплощенного овала.
Конструкция более мощных, но зато и очень трудоемких в изготовлении, боевых луков были еще сложней. Их основу усиливали, наклеивая по всей длине рогов лука сухожилия, а концы укрепляли костяными накладками с вырезами для тетивы. Сухожилия значительно повышали мощность лука. Лучшими для изготовления луков считались спинные сухожилия крупных копытных: оленей, лосей, быков, способные вытягиваться, а потом снова возвращаться к первоначальным размерам. Луки князей и знатных воинов украшались рос¬писями, резьбой или насечкой драгоценных металлов.
При изготовлении сложных луков мастеру требовался большой опыт и хорошее знание свойств всех составных материалов: дерева, сухожилий, рога, кости, бересты, клея… Кстати, о клее. Рыбий клей имел огромное значение практически для всей древнерусской промышленности, так как им склеивали все важные детали деревянных изделий, а по своим свойствам он вполне может конкурировать с лучшими современными аналогами. Готовился рыбий клей высшего сорта из плавательных пузырей рыб, более низкого – из чешуи и костей. Пузыри высушивались на Солнце, после чего с них снимался верхний слой, и они вываривались на медленном огне. После этого размягченные пузыри расплющивали в пластинки и высушивали их. Когда же был нужен рыбий клей, брали пластинки, заливали их малым количеством воды и варили до тех пор, пока они полностью не растворялись в воде. Получался густой состав, который и предназначался для склеивания.
Для предохранения от влаги и повреждений луки носили в специальных футлярах - налучьях, подвешивавшихся к поясу или носившихся на ремне через плечо. Налучья были чуть короче сложного лука, повторяли его форму и представляли собой обтянутый кожей или плотной материей деревянный каркас. Если воинам приходилось ночевать в поле или лесу, то для луков строили специальные шалаши, призванные уберечь их от влаги.

Тетива
Изготовление тетивы тоже требовало определенных навыков, так как она должна была удовлетворять целому перечню требований. Во-первых, быть достаточно прочной, чтобы удерживать согнутыми концы лука, и не порваться. Ведь если бы она разорвалась, то мог поломаться лук, а его хозяин мог получить рану. Во-вторых, тетива не должна была реагировать на изменение погоды – ни раз¬бухать при дожде, ни усыхать под жарким солнцем. Не должна была тетива ни вытягиваться, ни сокращаться.
Так что к материалу тетивы предъявлялись повышенные требования. Естественно, что богатые воины могли себе позволить более дорогую и качественную тетиву, свитую из шелковых нитей и усиленную сыромятной кожей. В коллекции Государственного исторического музея есть луки с тетивой из перекрученного сыромятного ремня и обвитой разноцветными шелковыми нитями. На одном из луков стержень шелковой тетивы скручен из двух сотен нитей и винтообразно перевит чередующими¬ся участками из синих, белых, розовых и желтых шелковых нитей. Петли тетивы, надевавшиеся на концы лука, чаще всего изготовлялись отдельно, так как они значительно быстрее перетира¬лись, чем остальная тетива, и нуждались в замене. Простые луч¬ники пользовались более дешевой и доступной тетивой из сыромятной кожи, сухожилий или пеньки.

Колчаны
Как правило, русские воины справа у пояса на поясном или на перекидном через плечо ремне носили колчан со стрелами, который на Руси называли тулом. Как и налучье, тул изготовлялся из дерева и кожи и вмещал два десятка стрел разного назначения. Стрелы в колчанах носили наконечником вниз, чтобы можно было вытащить ее за ушко и сразу наложить на тетиву. Скорее всего, древки стрел красили в зависимости от их типа, тогда воин, не глядя на наконечник, мог выбрать нужную ему стрелу.

Стрелы
Пожалуй, самые доступные сегодня предметы периода средневековья – это наконечники стрел, которые сотнями, а то и тысячами в год обнаруживают при раскопках историки, выкапывают «черные археологи» или просто находят колхозники на полях. Не удивительно, что они по вполне доступной цене продаются на антикварных рынках по всей стране. При желании каждый может собрать приличную и представительную коллекцию, тем более, что историки выделяют более сотни различных видов наконечников, которые по характеру поперечного сечения можно разделить на три большие группы: трех¬лопастные, плоские и граненые (бронебойные).
Трехлопастные наконечники в попереч¬ном разрезе похожие на трехлучевую звезду, были распространены в раннем средневековье, примерно до Х века. Плоские наконечники в сечении могут быть тонкой линзой, сильно сплющенным ромбом или вообще быть ровной полоской металла. Плоские наконечники использовали все народы Восточной Европы в течение всего средневековья. Граненые наконечники с узким массивным острием имеют в сечении вид треугольни¬ка, четырехугольника, шестиуголь¬ника или, говоря проще, в эту группу входят трехгранные, четырехгранные, шестигранные и так далее наконечники.
Для поражения каждого вида цели нашими предками был создан свой специализированный наконечник. Так, против незащищенного доспехом противника использовали трехлопастные и плоские широкие наконечники, по лошадям били стрелами с плоскими и очень широкими режущими наконечниками – срезнями. Они наносили неглубокие, но длинные и обильно кровоточащие раны, а также перерезали сухожилия. Против тяжеловооруженных врагов использовались массивные, но узкие «бронебойные» железные и стальные наконечники, напоминающие долото. Для этих же целей применялись и граненые наконечники, похожие на очень вытянутую пирамиду. Чтобы пробить кольчугу, использовали наконечники с узким шиловидным острием. Характерные двурогие наконечники применялись для стрельбы по водоплавающей птице, а стрелы с тупым наконечником (томары) употреблялись охотниками на пушного зверя.
Разные наконечники имели разное название. О тупых томарах и широких срезнях мы уже говорили, а вот какие стрелы назывались севергами и кайдаликами, до сих пор спорят историки.
Вес большинства наконечников древнерусских стрел колебался в пределах восьми – десяти граммов, но встречаются наконечники весом до двадцати граммов. По способу крепления на древко наконечники делятся на втульчатые, у которых наконечник, как и у копья, насаживается на древко, и черешковые, у которых хвостик-черешок наконечника вбивается в торец древка. И в одном, и в другом случае для большей надежности использовали клей. Причем, популярные в Европе втульчатые наконечники русичи использовали редко, предпочитая им черешковые.
Черешковые наконечники забивались в заранее просверленное и смазанное клеем отверстие чуть меньшей глубины, чем черешок. Хотя при нехватке времени торец стрелы могли просто расщепить и туда вставить наконечник. Наконечник на¬саживался на комлевый конец древка, т.е. который находился ближе к корню дерева и был прочнее. Чтобы стрела не раскололась, примыкающую к наконечнику часть древка обматывали нитями и проклеивали, а сверху обмотки древко оклеивалось тонкой полоской бересты. Это не только сохраняло стрелу, но и убирало шероховатость, снижавшую скорость полета и вызывавшую отклонения.
Древки вырезались из сосны, ели, березы и других прямослойных пород дерева. Наиболее подходящими считались старые деревья, так как их древесина плотнее и крепче. Дерево рубили на чурки равные будущей длине стрел и сушили. Затем чурбаны аккуратно раскалывали на заготовки, или болванки, несколько большей толщины, чем древко стрелы, которые остругивали и шлифовали брусками из песчаника, пока не получалось древко. Когда была такая возможность, древко вырезали не из цельного куска дерева, а склеивали вдоль четыре заготовки. Это более сложный и затратный процесс, но такая клееная стрела оставалась ровной при длительном хранении и в жару, и в холод. А вот простые стрелы могли рассохнуться или их могло «повести»- изогнуть.
На тыльном конце древка или вырезалась прорезь, или иногда приклеивалось костяное ушко, куда входила тетива. Размер ушка подбирался в зависимости от используемой тетивы, так как слишком глубокое ушко тормозило бы полет стрелы, а при маленьком ушке стрела бы непрочно сидела на тетиве.
Для оперения, обеспечивающего стабильность в полете, использовались прямые перья различных птиц, лучшими из которых считались орел, сокол и морские птицы. Большинство стрел имело два или три пера, распо¬лагавшихся на одинаковом расстоянии друг от друга по окружности древка.
Каждый воин подбирал себе стрелы в зависимости от длины руки, поэтому их размер колебался, но в среднем русская стрела была от 7 до 10 мм в диаметре, от 75 до 90 сантиметров длиной и весила до 50 граммов. Для защиты запястья левой руки от ударов тетивы при стрельбе лучники привязывали к руке вырезанные из рога или кости предохранительные щитки. Кроме того, использовались кожаные перчатки и кольца для указательного пальца правой руки.
Эффективная стрельба из лука была весьма сложным делом. Лучник должен был знать мощность своего лу¬ка, прочность тетивы, свойства и особенности каждого типа стрел, предельное расстояние полета стрелы, уметь учитывать отклонения из-за ветра и погодных условий. Это не говоря уже о немалой физической силе и выносливости, ведь сила натяжения тетивы древних славянских луков равнялась 80 кг! Для сравнения современные спортсмены используют луки силой всего лишь в 20 килограммов. Но для большинства наших современников и эти двадцать килограммов кажутся весьма серьезной нагрузкой. На себе испытывал, после трех-четырех десятков выстрелов рука с луком начинает дрожать от перенапряжения. Так что для виртуозного владения луком от дружинника требовалась серьезная подготовка, поддерживающаяся постоянными тренировками. Поэтому обучение стрельбе начиналось с самого детства.
Как и у других народов, у древних русичей как мера расстояния использовалась дальность полета стрелы. Но до сих пор никто не может сказать точно, сколько же метров составлял русский перестрел (стрелище). Скорее всего, он равнялся или был чуть меньше четверти километра, хотя, разумеется, это очень приблизительные данные. Перестрел определяли на глаз, в качестве ориентира брали среднюю дальность выстрела рядового лучника. При стрельбе вверх по склону длина перестрела была, естественно, значительно меньше.
Также никто достоверно не знает, с какого расстояния стреляли лучники в бою. Похоже, что наиболее оптимальной для стрельбы по конкретной цели была дистанция метров в шестьдесят, а предельной — в полторы сотни. Дальше падала точность и убойная сила выстрела. Хотя, естественно, были лучники, способные поражать врага на значительно большем расстоянии . Вообще, говоря о расстоянии выстрела, нужно помнить, что прицельная дальность для результативного выстрела меньше, чем дальность выстрела вообще. Пустить стрелу на пятьсот шагов могли многие, но попасть в цель на таком расстоянии практически невозможно. Другое дело, что в бою далеко не всегда нужен был именно точный выстрел.
Грубо говоря, существовали два типа стрельбы:
• по конкретной цели – в этом случае воин стрелял настильно или с незначительным возвышением, видя свою цель, как противотанковые орудия периода Великой Отечественной.
• по площади – когда задачей было не попасть в конкретного врага, а обрушить на участок поля боя ливень стрел. В этом случае воины стреляли с большим углом возвышения, и стрелы летели по крутой дуге, падая в конце своего пути почти отвесно. Если поискать аналогии в современности, то это гаубичная артиллерия или минометы.
В крупных сражениях, когда сходились тысячи воинов, использовался именно второй тип стрельбы. Лучники должны были засыпать стрелами вражеские отряды с предельно возможного расстояния. Здесь главное не точность отдельного выстрела, а дальность перестрела и количество выпущенных стрел (т.е. лучникам нужно было добиться высокой плотности огня по площади). Из сотен стрел, выпущенных в сторону неприятеля, хоть несколько да найдут свою жертву, а остальные просто расстроят вражеские ряды, заставят противника смешаться или отступить. Действительно, сложно удерживать строй, когда с неба идет стальной дождь, когда, обливаясь кровью, падают друзья. Тут нужно, или ломая ряды, бросаться в атаку, или отходить. Особенно неприятно кавалеристам – лошади-то живые, и щитами от стрел их не прикроешь… Им тоже больно, они боятся и отказываются слушаться…
Кстати, при такой стрельбе стрела, падающая под большим углом сверху, приобретала дополнительную пробивную силу. При этом вовсе не нужно, чтобы попадание было смертельным - раненый воин истекал кровью, терял силы и в бою принимать участия не мог. А вернется ли он после выздоровления в строй – большой вопрос. Ведь учитывая отсутствие антибиотиков, даже легкие раны становились смертельно опасными.

Tags: древняя Русь
Subscribe

  • (no subject)

    Как велосипедист оказался среди индонезийских богов и чудовищ

  • (no subject)

    Самые известные бомбардировки за всю историю авиации – это, несомненно, атомные удары по Хиросиме и Нагасаки. Однако за полгода до того как…

  • Разгром антимайдана в 2014 году

    20 февраля 2014 года в Черкасскую область въехала колонна автобусов, которая везла возвращавшихся из Киева крымчан. Однако благополучно доехать…

Buy for 20 tokens
Удивительно тонкий киношный троллинг, в определенный момент фильма у людей появляется стойкое отвращение к нетрадиционным связям, однако возникает оно именно в самом конце, когда ваш мозг буквально вывернут наизнанку. История про нарушение не только личного пространства, но и... (фото: Яндекс…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments