donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Category:

Донбасс. От татар до казаков

От татар до казаков

В тринадцатом веке земли Донбасса вошли в состав монгольского государства, но сами завоеватели сюда практически не переселялись и основное население в регионе по-прежнему составляли половцы. Те монголы, которые сюда прикочевали с Батыем, вскоре полностью ассимилировались и перешли на местный язык, хотя и остались элитой общества.
Поход Батыя привел к огромным жертвам в Донецком регионе, но буквально за несколько десятилетий мирной жизни численность местных жителей вернулась на прежний уровень. Тем более, что на долгие годы край забыл о междоусобицах и больших войнах. Правители Улуса Джучи заботились о безопасности подданных и развитии торговли, что вело к развитию региона.Монголы Хотя долгое время считалось, что в ордынский период в нашем регионе жили лишь кочевники, историкам удалось выяснить, что в долинах рек Кальмиус и Северский Донец а также в Приазовье существовали и постоянные поселения, руины некоторых из которых были обнаружены археологами в результате раскопок в середине и конце прошлого века.
Например, у поселка Райгородок недалеко от Славянска и у села Маяки были обнаружены городища, в которых когда-то были постройки из обожженного кирпича. Это, а также многочисленные находки ордынских монет означает, что тут были достаточно крупные населенные пункты, в которых жили ремесленники и торговцы. Нам не известно как в то время назывался город, который сегодня известен как Царино городище, расположенное у села Маяки на Донце, но нет никаких сомнений, что во времена Золотой орды это был важный торговый и военный центр, контролировавший пространство между Доном и Днепром. Причем в этом городе проживали люди разных национальностей, как мусульмане, так и христиане. Согласно данным раскопок тут уже во второй половине четырнадцатого века было развито металлургическое производство, в частности тут отливали чугунные изделия.
За последние десятилетия донецким археологам удалось найти еще несколько ранее неизвестных поселений ордынского времени, но средств на их детальное изучение пока нет. Единственное, что уже ясно – так это то, что наш край в те времена вовсе не был безлюдным захолустьем, хотя и уступал в своем развитии центру Золотой Орды - Поволжью.
Первая сотня лет существования Улуса Джучи была золотым временем для этого государства. Из провинции монгольской империи оно стало независимым, богатым и влиятельным центром силы. Но в середине четырнадцатого века Золотая Орда стала настоящим царством хаоса. Единое государство практически прекратило свое существование, распавшись на отдельные, воюющие друг с другом улусы, а царевичи-чингизиды с оружием в руках пытались захватить верховную власть. За это время больше двадцати раз на троне менялись ханы.
Начало этой кровавой вакханалии положил хан Бердибек, в 1357 году убивший собственного больного отца, а затем казнивший всех братьев. Жестокими мерами хан хотел избавиться от возможных претендентов на трон, но вышло иначе: уже через два года его самого убили заговорщики, объявившие ханом Кульпу. Однако многие эмиры не признали нового хана, и началась война всех со всеми. Вскоре Кульпу убивает хан Науруз, а того через полгода захватит в плен и казнит хан Хизр. Затем ханы начнут меняться с калейдоскопической быстротой, а порой одновременно будет существовать по нескольку ханов. Некоторые царевичи будут занимать престол всего несколько месяцев, а то и недель. Некоторые успеют объявить себя ханом и начать чеканку собственной монеты, но сразу же погибнут, а некоторые чингизиды будут по нескольку раз становиться ханами, а затем терять этот титул.
Причина такой ожесточенной междоусобицы была в том, что чингизиды слишком расплодились, и каждый из них претендовал на власть, вокруг каждого были свои эмиры, которым нужна была власть, добыча, а, следовательно, и война, которая все это могла дать. Вдруг оказалось, что в Улусе слишком много профессиональных воинов, которые должны были воевать с такими же ордынцами, чтобы обеспечить себя всем необходимым. Еще одной причиной стало перенаселение Улуса Джучи. За тринадцатый–четырнадцатый века население Орды увеличилось в разы, и природных ресурсов для всех стало банально не хватать. Тем более что в четырнадцатом веке началось глобальное похолодание, а, значит, и природных ресурсов стало меньше. Война между отдельными кланами кочевников за пастбища для своего скота становилась неизбежной.
В конце концов, в степях установился определенный баланс сил, и возникло несколько наиболее сильных псевдогосударственных образований, правители которых будут бороться за верховную власть над всем Улусом Джучи. Основная борьба за власть развернулась в Поволжье, где располагалась номинальная столица – Сарай. Тот, кто смог захватить этот город, считался законным ханом всего Улуса Джучи.

Западную часть Улуса Джучи в том числе Донбасс и Крым стал контролировать Мамай, бывший беклярибек (одна из высших административных должностей в улусе) хана Бердибека. Поскольку Мамай не был чингизидом, то он не мог сам стать ханом. Поэтому он объявлял ханом одного из чингизидов и правил от его имени. Мамаю дважды удавалось посадить на трон хана Абдуллаха, а после его смерти – хана Булака, но каждый раз Мамая из Сарая выбивали новые претенденты. К 1380 году Улус Джучи был поделен по Волге между Мамаем, правившем от имени хана Булака, и Тохтамышем.
Удивительно, но эта смута позитивно отразилась на Донбассе, ведь жители превратившегося в поле непрекращающегося боя Поволжья стали переезжать в спокойные регионы, в том числе и в донецкие степи.
Например, летняя ставка хана Абдаллаха в это время располагалась на плато у берега Северского Донца около села Шипиловки в Попаснянском районе современной Луганской области. Естественно, что вслед за ханом сюда перекочевали его приближенные, телохранители, ремесленники и торговцы... В итоге тут каждое лето жило как минимум несколько тысяч человек.
Юрта хана находилась в центре этого временного города. Вокруг стояли шатры его жен и приближенных. Чуть дальше стоял круг юрт, в которых жили ремесленники и торговцы, а жилища простолюдинов были расположены еще дальше, образуя внешнее кольцо юрт. Вероятно, тут же располагался и монетный двор, где чеканилась серебряные монеты. По мнению археологов, это место носило название Муаззам Урду (высокая орда).
В 1380 году Мамай начал большой поход против русских княжеств и был разбит в битве на Куликовом поле московским князем Дмитрием Донским. Лучшие воины татарского полководца погибли и этим воспользовался его конкурент, хан Тохтамыш, спешно переправившийся через Волгу и двинувшийся на запад, чтобы добить ослабевшего Мамая.
Два ордынских вождя встретились в Донбассе где-то в районе реки Калки. Воины Мамая понимали, что им не устоять против нового врага. К тому же Тохтамыш был чингизидом, а, следовательно, более легитимным правителем, чем Мамай. Поэтому большинство людей Мамая оставили своего господина и перешли на сторону хана. Битвы по сути и не было. Немногих защитников беклярибека перебили, а он сам бежал в Крым, где вскоре и погиб. Так после двадцатилетней смуты весь Улус Джучи снова был собран в единое государство.
В весьма короткие сроки новый хан вернул силу и единство Золотой Орде. Вассалы были усмирены, знать приведена к покорности, с бандитскими шайками, грабившими купцов, нещадно боролись. Казалось, что вернулись золотые времена Улуса Джучи, но недолгим был этот период возрождения. Закат империи был скорым и ужасным.
Опору Тохтамыша составляла кочевая знать, которая жаждала войны и добычи. Чтобы не лишиться их поддержки, хан должен был вести их на дальнейшие завоевания. Целью стала область Ширван в современном Азербайджане и Персия. Однако там ордынцам пришлось столкнуться не только с местными жителями, но и с войсками самаркандского эмира Тимура, известного в Персии и Европе под прозвищем Тамерлан. Началась война между двумя сверхдержавами своего времени. Сначала армии Золотой Орды сопутствовал успех и воины Тохтамыша дошли до Бухары и Ташкента, но в 1390 году эмир Тимур повел свою непобедимую армию из Самарканда на Золотую Орду. Зиму 1390-1391 годов эта армия провела в Ташкенте, готовясь к сражениям, а с наступлением тепла стремительно двинулась на север через казахские степи. Хан не ожидал такого вторжения и отступил практически до Волги, собирая силы для отпора. Воинам Тамерлана пришлось проделать путь длиной почти в две тысячи километров, форсировать реки Тобол и Урал, пока наконец, они не встретили противника на берегах реки Кондурчи в современном Татарстане. Тут в июне 1391 года состоялось грандиозное трехдневное сражение между двумя сильнейшими владыками Азии. Более многочисленное войско ордынцев атаковало, но лучше обученные воины Тимура выстояли и отразили удар. Тогда Тохтамыш попытался окружить врага, но и это не удалось. Затем Тимур перешел в наступление и опрокинул строй противника. Татары стали отступать и вскоре побежали. По их следам, как коршуны, кинулись воины Тимура и гнали их, нещадно убивая.
Среднеазиатский полководец одержал убедительную победу, но не стал добивать Улус Джучи и вернулся в Среднюю Азию. Воспользовавшись этим хан Тохтамыш собрал новую армию и в 1394 году атаковала владения Тимура в Ширване. В ответ железные колонны хромого полководца двинулись на север, сметая на своем пути отряды татар. Тамерлан перешел Кавказский хребет и перенес войну в землю врага. В апреле следующего года на берегах буйного Терека снова встретились армии хана и эмира.
15 апреля 1395 года произошло великое побоище, в котором принимали участие десятки, если не сотни тысяч воинов. И снова Орда была разгромлена. Понимая, что бежавший в степи Тохтамыш все еще опасен, эмир Тимур решил устроить такой погром, чтобы вообще вывести Улус Джучи из большой политики. Уничтожая все на своем пути, его армия двинулась сначала вдоль Волги от ее устья до города Сарай. Ордынская столица была взята и разрушена. Такая участь ждала и остальные города Улуса Джучи. От Волги Тамерлан смерчем прошелся по европейской части Золотой Орды. Везде, где побывали войска хромого полководца, оставалась только выжженная пустыня. Если кочевому населению еще можно было спастись бегством, то у оседлых жителей шансов уцелеть не было. Именно с этого момента степи к югу от русских границ, включая и Донбасс, были полностью разорены и обескровлены, превратившись в безлюдное Дикое поле.
Золотая орда просуществовала еще почти столетие и, в конце концов, распалась на несколько государств. При этом южная часть Донбасса стала северо-восточной окраиной Крымского ханства и выполняла роль безлюдной буферной зоны между Крымом и Московской державой.
Основным источником доходов Крымских татар были набеги на соседей с целью угона рабов, которые затем продавались в Стамбул. Естественно, жить рядом с такими соседями желающих было мало, так что Донбасс оставался слабозаселенным. Однако постепенно с севера в регион переселялись наиболее решительные славяне, которые заселяли речные долины, где вели жизнь вольных охотников и рыбаков. Со временем эти свободные люди получили название казаков.
Кроме того русское царство чтобы защищаться от набегов кочевников было вынуждено создать глубокоэшелонированную систему обороны на своих южных рубежах. Её основу составляли засечные черты, представлявшие собой многокилометровые непрерывные заграждения из засек (поваленных крест-накрест вершинами в сторону противника деревьев), частоколов, рвов и земляных валов, усиленных крепостями с гарнизонами.
Такие засечные черты располагались гораздо севернее Донбасса, но базировавшиеся там русские сторожевые отряды, выходили далеко в степь для наблюдения за татарами. Со временем южнее старых оборонительных линий строились новые крепости, которые становились основой для новой засечной черты, под защитой которой строились новые деревни и города. Так Русь продвигалась на юг, осваивая новые земли. В XVI—XVIII веках приграничные земли в районе Белгородской засечной черты были заселены выходцами из центральных русских областей и православными переселенцами из Малороссии, принадлежавшей тогда Речи Посполитой. Новые жители освобождались от уплаты налогов, а за это должны были нести сторожевую службу и оборонять пограничье от татарских набегов. Эта земля получила название Слободской Украины и стала плацдармом для продвижения вглубь степи и освоения Донбасса. Сегодня земли Слобожанщины составляют Харьковскую и Сумскую области Украины и Белгородскую область Российской Федерации.
Скорее всего, в это время в меловых горах над Северским Донцом возник пещерный монастырь, известный сегодня как Святогорская свято-успенская лавра. Впрочем, точная дата его возникновения никому не известна, что дает возможность некоторым авторам утверждать, что он возник еще во времена Киевской Руси. Как бы то ни было, первые письменные упоминания о святых горах относятся к 1526 году, а в 1624 году монахам обители была пожалована царская грамота на право владения землёй.
В 1571 году на реке Бахмут была основана укрепленная слободка, впоследствии выросшая в город Бахмут, современный Артемовск. В середине семнадцатого века в Донбассе были построены русские крепости Тор (современный город Славянск) и Маяцкий городок (современное село Маяки). Как минимум с 1625 года к соленым озерам, расположенным в районе нынешнего Славянска стали регулярно отправляться группы россиян, которые тут из озерной воды вываривали соль, которую использовали как для своих нужд, так и для продажи. Уже к середине семнадцатого века тут были настоящие соляные заводы, для защиты которых от татарских набегов в Торе размещается русский гарнизон.
Одновременно с правительственными отрядами в донецкие степи шли и казачьи отряды, которые с разрешения Москвы или без такового обживали берега Северского Донца и Айдара. При этом казачья колонизация края шла сразу с двух сторон: с северо-запада из Слобожанщины и с востока с Дона. Сначала это были небольшие отряды, которые следили за татарами и лишь временно останавливались в Донбассе для охоты или добычи соли, но со временем донские казаки стали строить тут укрепленные городки и переселяться сюда. Тут в обширных и безлюдных степях казаки начали разводить скот и коней, нужных им для военных походов.
С середины XVII века на левом лесистом берегу Донца начали появляться небольшие укреплённые городки, которые донские казаки использовали как свои форпосты. Казачество активно пополнялось бежавшими на юг крестьянами, боевыми холопами и даже дворянами, искавшими тут вольной и богатой приключениями жизни. После церковной реформы патриарха Никона сюда устремились староверы, которым стало некомфортно в центральной России.
Очевидно, изначально среди казаков было мало женщин, но донские казаки, в отличие от запорожских, положительно относились к созданию полноценных семей, и поэтому недостаток природных казачек донцы возмещали, беря в жены крещеных татарок и черкешенок. С ростом числа городков и улучшением материального положения казачества семейных казаков становилось всё больше и со временем донские казаки стали одним из субэтносов русского народа, в отличие от казаков Запорожской Сечи, оставшихся сугубо мужским братством.
Самыми первыми из известных нам донских городков в Донбассе, были Айдарской, Боровской и Луган, каждый из которых являлся центром районов, называемых юрты. Они возникли предположительно в сороковых годах семнадцатого века. Чуть позже были основаны и другие городки: Теплинской, Трехизбенской, Краснянской, Кабаний, Сухоревской и Бахмутской…
К концу XVII века донцами уже было достаточно колонизировано левобережье Северского Донца, и они на юго-западе продвинулись до реки Лугань. Южнее казаки не смогли продвинуться из-за опасности татарских набегов, и направление потока переселенцев сместилось на северо-запад к реке Красная и городу Изюму, куда с другой стороны уже дошли слободские казаки.
В начале XVIII века из-за усиливавшегося давления государства на юг начали массово убегать жители Великой и Малой Руси. Как правило, это были бедняки, которые пополняли ряды голытьбы - бесправных казаков, по сути не являющихся полноправными членами общества. Из-за своего положения голытьба была склонна к грабежам и убийствам, часто устраивала набеги на соседей и для заработка всегда была готова взяться за оружие. При этом зажиточные казаки не гнушались эксплуатировать нищих беглецов.
Наплыв новых людей заставлял казачество расширять свои территориальные владения, из-за чего были неизбежны конфликты с жителями смежных земель. Так, на рубеже XVII-XVIII веков в Подонцовье начался конфликт между донским казачеством и Изюмским слободским казачьим полком, созданным в 1688 году из переселенцев с Правобережной Украины. Казаки не могли поделить земли в долинах рек Бахмут, Жеребец и Красная. Главным камнем преткновения стали бахмутские солевые промыслы. Местные солеварни позволяли получать неплохой доход и поэтому, начиная с 1703 года донцы и изюмцы начали борьбу за контроль над солеными озерами, которая периодически выливалась в вооруженные столкновения.
Чтобы избежать кровопролития, казаки обратились в Москву за арбитражем. Из столицы в Донбасс были направлены чиновники, которые на месте должны были разрешить ситуацию. Опросив старожилов, царские посланцы вынесли решение в пользу Изюмского полка. Однако донские казаки не согласились с этим решением и начали нападать на слободских солеваров, которых избивали и грабили.
Осенью 1705 года отряд донских казаков, во главе которого был бахмутский атаман Кондратий Булавин, захватил принадлежащие государству солеварни у Бахмутского городка. Прибывшего для выяснения ситуации чиновника дьяка Горчакова казаки арестовали и восемь дней продержали под замком, но потом отпустили, однако солеварни не вернули.
В результате в спор вмешался лично царь Петр I, издавший грамоту, согласно которой спорная территория отходила к Изюмскому полку. Естественно, это вызвало сильное недовольство донцов, а вскоре у них появился еще один повод для возмущения: летом 1707 года император Пётр I издал указ о поиске беглых крепостных на Дону и их возвращении помещикам. Тем самым был нарушен древний принцип «с Дону выдачи нет», и донцам следовало сделать выбор: подчиниться или восстать. Природные зажиточные казаки хоть и были не в восторге, но идти на конфликт с правительством не желали, а вот голытьба, среди которой было немало беглых, заволновалась всерьез.
Вскоре на Дон прибыл полковник князь Юрий Долгоруков с небольшим отрядом регулярной армии. Аристократ действовал решительно и жестко. Прибыв в казачью столицу Черкасск и объявив государеву волю атаману, он в сентябре начал рейд по городкам и станицам. Ему удалось поймать около двух тысяч беглых крепостных, но и его противники не теряли времени даром, собираясь под знамена Булавина. Из-за своего недавнего захвата солеварниц и нападения на дьяка Кондратий Афанасьевич был вне закона и поэтому стал естественным лидером антиправительственных выступлений. В это время атаману Булавину было 47 лет, и он был опытным и авторитетным ветераном, прошедшим войну с Турцией и татарами. Сдаваться и идти под суд он не собирался и поэтому решил объединить всех недовольных и поднять восстание.
В ночь на 9 октября отряд Булавина неожиданно напал на Шульгинский городок , где ночевал князь Долгорукий со своими людьми. После недолгого боя московские воины были убиты. Отныне дорога назад для булавинцев была закрыта, и они начали открытую войну против государства. Вскоре отряд мятежников насчитывал несколько тысяч человек, но не все казаки поддержали Булавина. Донской атаман Лукьян Максимов собрал отряд верных царю казаков и калмыков и выступил против повстанцев. На реке Айдар около городка Закотного в современной Луганской области произошел бой. Разношерстное и плохо вооруженное воинство Кондратия Афанасьевича было разгромлено, а сам атаман с несколькими товарищами бежал. Однако поражение не сломило волю Булавина. Он отправился на Днепр, где нашел приют у запорожских казаков. Всю зиму атаман вербовал сторонников и рассылал призывы к восстанию по югу России.
4 апреля 1708 года из Запорожской Сечи Булавин повел новую армию через Донбасс на Дон, где объединился с единомышленниками. Вскоре под его командованием было двадцать тысяч казаков, с которыми он двинулся на Черкасск и 1 мая захватил его. Законный донской атаман Лукьян Максимов и ряд промосковских старшин были казнены, а на созванном кругу Булавин был избран новым атаманом Войска Донского.
Не останавливаясь на достигнутом, Булавин продолжил наступать. При этом он разделил свою армию на три отряда, каждый из которых имел собственную задачу. Сам атаман с двумя тысячами казаков планировал захватить Азов, его товарищ Игнат Некрасов должен был идти на Волгу и взять Самару и Царицын, а отряд под командованием атамана Старо-Айдарского городка Семена Драного должен был пройти по Донбассу, поднять на борьбу местных казаков и затем наступать на Слобожанщину.
Это был высший взлет в жизни уроженца луганской станицы Трёхизбянской Кондратия Булавина, однако его триумф был недолгим. Правительством на юг был отправлен отличившийся на шведском фронте майор лейб-гвардии Преображенского полка князь Василий Долгоруков, который являлся родным братом убитого Булавиным год назад московского командира. Во главе двух регулярных полков из Москвы и четырех сотен воронежских драгун князь двинулся наводить порядок. По пути к нему присоединилось ополчение из московских дворян. Одновременно против Булавина выступили два казачьих полка из Малороссии, которые послал Иван Мазепа, и слобожанские казаки под командованием изюмского полковника Ф.В. Шидловского. Всего против бунтовщиков двинулось около 32 000 человек, общее командование которыми осуществлял Долгоруков.
В ночь на 8 июня 1708 года отряд Драного сумел скрытно подойти к лагерю верного правительству Сумского слободского казачьего полка на реке Уразовой (Валуйки). Воспользовавшись ситуацией, повстанцы внезапной атакой разгромили сумчан. Победителям достался весь полковой обоз и 4 пушки.
25 июня Драный с шеститысячным отрядом подошел к городу Тор (современный Славянск), куда спустя неделю прибыл князь Долгоруков. 2 июля произошел бой, в котором донцы были наголову разбиты. Семен Драный и еще тысяча казаков погибли, остальные в беспорядке бежали. Лишь к концу августа сменивший Драного атаман Никита Голый сумел собрать в кулак остатки донбасской группировки булавинцев в районе Старого Айдара.
Сам Кондратий Булавин в это время был разбит под Азовом. Воспользовавшись этим, верные Москве донские казаки 7 июля попытались его арестовать, но во время начавшейся схватки атаман погиб. После этого большая часть донских казаков принесла присягу царю. Оставшиеся отряды повстанцев пытались сопротивляться, но вскоре были уничтожены. 4 ноября 1708 года, последний крупный отряд булавинцев, действовавших в Донбассе, потерпел поражение. Его командир Никита Голый был схвачен и казнен. На этом восстание в Донбассе закончилось.
Василий Долгоруков жестко расправился со всеми, причастными к восстанию. Вдобавок, действовавшие под его эгидой слобожанские казаки сполна воспользовались ситуацией, чтобы убрать из окрестностей Бахмута своих конкурентов-донцов. В результате многие донские городки, существовавшие ранее в Донбассе, были разорены, обнаруженные беглые крепостные арестованы и возвращены помещикам, территории в долине Северского Донца отобраны у донцов...
На этом экспансия донских казаков в Донбасс была, по сути, остановлена. Восточная часть Донбасса (сегодня это Луганская и часть Донецкой областей) осталась в составе Войска Донского, а южная и западная – под управлением центрального правительства России.
Говоря о казачьей колонизации Донбасса XVII - начала XVIII веков, нельзя не упомянуть о появлении тут запорожских казаков. Поддерживая на протяжении десятилетий тесные контакты с донцами, запорожцы хорошо знали степные пути через этот край и, начиная с конца XVII века, высылали на берега Северского Донца свои пикеты, которые должны были следить за перемещением по степи татар. К началу следующего века к западу от Кальмиуса запорожцы построили свои первые зимовники - небольшие хутора из двух-трех хат, жители которых разводили скот и делали различные запасы для нужд войска. Как правило, в зимовниках селились постаревшие казаки и посполитые-крестьяне, обязанные нести повинности в пользу Сечи. Большая часть жителей зимовников там проводила холодные месяцы, а с наступлением тепла отправлялись на Сечь, в Малороссию или в степь.
Не будет преувеличением сказать, что хотя сечевики и заявили свои права на юго-западную часть Донбасса, для Запорожской Сечи он был далекой периферией, к освоению которой запорожцы практически не приступили.
В 1709 году запорожцы изменили России и присоединились к шведским войскам Карла Двенадцатого. За это Запорожская Сечь была уничтожена царскими войсками, а сами запорожцы были вынуждены переселиться во владения турецкого султана. Лишь в 1733 году сечевики получили прощение и вернулись на родину. Снова они появились и в Донбассе, где в устье Кальмиуса основали небольшую крепость Домаху. Однако ни людских, ни экономических сил для освоения края у Новой Сечи уже не было.
Тем не менее, в середине XVIII века Донбасс юридически был разделен между тремя казачествами:
• Изюмским слободским полком, занимавшим север современной Донецкой и северо-запад Луганской областей;
• Войском Донским, занимавшим земли к востоку от Кальмиуса;
• Войском Запорожским, занимавшим земли к западу от Кальмиуса.
Донбасская часть Области Войска Запорожского была разделена на два округа-паланки: Кальмиусскую, занимавшую юг и центр Донецкой области, и Барвенковскую, включавшую северо-запад Донецкой области.
В 1765 году слободские полки были распущены, а спустя десять лет была упразднена и Запорожская Сечь. Единственными казаками в Донбассе остались донские.

Более ранние части можно найти по тегу История Донбасса.
Tags: история Донбасса
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments