September 13th, 2009

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

Хвылевый - чекист и националист

Рано утром 13 мая 1933 года украинский литератор Мыкола Хвылевый обзвонил своих друзей и пригласил к себе домой, обещая прочитать отрывки из своего нового произведения, которое он начал писать в порядке соцсоревнования с другим «пролетарским» литератором - Григорием Эпиком. Через пару часов гости начали подтягиваться. Это были украинские «пролетарские» писатели, бывшие члены литературного объединения ВАПЛИТЕ: Григорий Эпик, Олесь Досвитный, Майк Иоганнсен и другие. Ничто не предвещало трагической разрядки. Обычные писательские посиделки. Гости и хозяин с женой выпили чаю, потравили анекдоты, подекламировали «Бесы» Пушкина, попели романсы и вскоре перешли к спиртному. Мыкола Хвылевый находился в приподнятом настроении и все время рассуждал о своей любви к жизни.

В самый разгар застолья он объявил гостям, что сейчас их удивит своим новым произведением, и направился в кабинет. Через несколько минут послышался выстрел. Перепуганные гости и жена хозяина кинулись в кабинет. Там в кресле сидел писатель. Из виска текла кровь, на столе лежала последняя записка, а на полу - наган с серебряной пластиной, которым Хвылевый был награжден в честь 10-летия ЧК-ГПУ.

Так ушел из жизни писатель Мыкола Хвылевый.

Впоследствии его объявят классиком украинской литературы, а диаспорный публицист П. Голубенко допишется до того, что Хвылевый первым стал на борьбу «с московско-большевистским мракобесием и реакцией тоталитарного режима». Возникнет много легенд и о его последней записке. Будут писать, что в ней он осудил антиукраинскую политику Сталина и организованный большевиками голодомор.

Но это - миф. Ничего подобного в предсмертной записке нет, ее оригинал был опубликован в конце 80-х годов прошлого века, в расцвет горбачевской «гласности». Самоубийство поэт объяснял реакцией на арест своего друга писателя-коммуниста Ялового и непониманием происходящих в стране процессов.

«Арест Ялового - это расстрел целого поколения За что? За то, что мы были искреннейшими коммунистами? Ничего не понимаю», - писал Хвылевый. Примечательно и окончание записки: “Да здравствует коммунизм. Да здравствует социалистическое строительство”.

Так почему же имя писателя-чекиста внесено в «святки» борцов за украинскую идею как мученика?

Чтобы понять это, обратимся к биографии поэта. Настоящая фамилия Хвылевого – Фителев Николай Григорьевич. Родился он в Ахтырском уезде Харьковской губернии в семье учителя в 1893 году. Удивительно, но факт - семья будущего «классика украинской литературы» была великорусской. Гимназии Коля не окончил, бросил после четвертого класса. Впоследствии он объяснял это участием в украинском революционном кружке. Немного занимался самообразованием, которое заключалось в чтении революционной и крамольной литературы. Обуреваемый революционными мечтаниями и босяцкой романтикой 16-летний юноша отправился на заработки. Работал на заводе в Дружковке, Таганроге, Горловке и еще Бог весть где. «Ни в одном из названных мест я не уживался, - писал он впоследствии, - потому что не мирился с существовавшей тогда эксплуатацией труда, потому что чувствовал себя одиноким и меня тянуло к босяцкой вольнице». Попытки юноши заниматься революционной пропагандой успеха в рабочей среде не имели.

В 1914 году Николая Фителева призывают на военную службу и вскоре отправляют на фронт. В армии он отличался недисциплинированностью и занимался антивоенной агитацией. Февраль 1917 года застал Фителева на румынском фронте. Вскоре он становится членом полкового солдатского Совета. Во взглядах он колеблется между большевиками и украинскими самостийниками, тогда еще тесно между собой сотрудничавшими.

В конце 1917 года Николай возвращается на Харьковщину и с головой окунается в революционную стихию, окончательно сближаясь с большевиками, занимается организацией «селянских спилок» в Богодуховском уезде. Хвылевый так вспоминал этот период: «Работа в них велась неорганизованно, в главной Демьяновской спилке были, например, конокрады, с которыми мне приходилось мириться, поскольку работа по раскулачиванию куркуля все-таки велась интенсивно».

Вскоре немецкая оккупация оборвала эту увлекательную работу. Далее - нелегальное положение, “Союз безработных солдат” в Харькове, организация повстанческого отряда в Рублевской волости Богодуховского уезда. Николай Фителев активно участвует в установлении советской власти. По некоторым данным, в начале 1919 года он был одним из руководителей Богодуховской ЧК и отличался крайней жестокостью при подавлении малейшего недовольства в отношении советской власти. Во всяком случае, уже будучи писателем и взяв себе романтический псевдоним Хвылевый, Николай Григорьевич с гордостью говорил о своем чекистском прошлом и называл себя «чекистом - чернорабочим революции». Особенно ярко передана атмосфера чекистского террора в его рассказе 1924 года. «Я (Романтика)», герой которого - руководитель местного ЧК - приговаривает свою мать к расстрелу во имя идеалов революции. Примечательно, что автор не осуждает героя, а, как видно из названия рассказа, в какой-то мере ассоциирует его с собой и находит «романтику» в его поступке. Служба в ЧК, участие в массовых расправах сказались на психическом здоровье писателя. Мать Николая утверждала, что он страдал зрительными и слуховыми галлюцинациями, боялся темноты, ему чудилось, что по нему лазят гадюки и какие-то «волохаті потвори». По мнению психиатра Недежева, писатель Хвылевый страдал формой шизофрении - раздвоением личности.

В апреле 1919 года Фителев вступил в партию большевиков. Вскоре перешел на службу в Красную Армию и стал комиссаром. Затем возглавлял Особый отдел 13-й армии. В 1922 году демобилизовался и переехал в Харьков. Поработав слесарем и бросив это скучное занятие, вскоре обратился к литературной деятельности.

20-е - 30-е годы ХХ столетия были политикой насильственной «коренизации». Большевики объявили своим главным врагом великорусский шовинизм и выкорчевывали любые проявления русскости, вводили привилегии для нацменьшинств, где надо и не надо насаждали местные языки На Украине эта политика получила название «украинизации» и приняла нелепейшие формы. Русский язык изгонялся отовсюду. Украинизировались школы, учреждения, театры, партячейки, предприятия. Нарком образования УССР Скрыпник, бывший чекист и друг Ленина, заявлял: «Украинизация проводится и будет проводиться решительными мерами Тот, кто это не понимает или не хочет понять, не может не рассматриваться правительством как контрреволюционер и сознательный или несознательный враг Советской власти».

За критику или саботаж украинизации можно было получить срок. Например, профессор Киевского политехнического института Я. Маркович получил год тюрьмы и был выслан в Нижний Новгород «за нежелание читать лекции на украинском языке».

Хвылевый почти сразу оказался в центре литературной жизни Харькова. В 1923 г. он стал одним из организаторов литобъединения «Гарт», а через два года инициировал создание ВАПЛИТЕ (Вольная академия пролетарской литературы). Политику украинизации он горячо поддерживал и начал творчески развивать ее идеи, став инициатором литературной дискуссии 1925-1928 годов. В своих памфлетах выступил против русской культуры под лозунгами: «Геть від Москви» и «Орієнтація на психологічну Європу».

Стоит его процитировать: «Перед нами стоит такой вопрос: на какую из мировых литератур взять курс? Во всяком случае не на русскую. От русской литературы, от ее стихии украинская поэзия должна бежать как можно быстрее Дело в том, что русская литература тяготеет за нами веками как хозяин положения, приучивший психику к рабскому подражанию».

«Украинское общество, окрепнув, не примирится со своим фактическим гегемоном - российским конкурентом. Мы должны стать немедленно на сторону молодого украинского общества, представляющего не только крестьянина, но и рабочего, и этим навсегда покончить с контрреволюционной идеей создавать на Украине русскую культуру».

Хвылевый симпатизировал фашизму. Вот что, например, он писал в памфлете «Малороссия или Украина»: «Когда-то Коперник вносил в мировоззрение сомнения, Ньютон связывал мировой порядок. Сегодня фашизм пришёл этот порядок укрепить. И хотя этот приход запоздалый, но это достаточно успешная и своевременная вылазка: темперамент фашизма не может не вызывать симпатии».

Эти высказывания вызвали восторг у националистов. Идеолог «интегрального национализма» Дмитрий Донцов писал в своих книгах о близости со взглядами Хвылевого.

Руководство же большевиков посчитало, что Хвылевого занес-ло. Фителев-Хвылевый был объявлен уклонистом, развернулась кампания критики его взглядов. В результате чего писатель в декабре 1926 года признал свои ошибки. Любопытно, что, несмотря на ожесточенную критику, Николай Хвылевый, как старый чекист, некоторое время лечился в санатории ГПУ, а в следующем, 1927, году даже съездил за границу (Берлин - Вена - Париж) и из Вены в 1928 г. направил в газету «Коммунист» открытое письмо, в котором покаялся в грехах и осудил свои прежние лозунги «Геть від Москви» и «Орієнтація на психологічну Європу». Вернувшись в марте 1928 года на Украину, Николай Григорьевич продолжал литературную деятельность, возродив ВАПЛИТЕ под вывеской «Пролитфронт». Хвылевый пытался писать идеологически выдержанные вещи, хотя иногда его снова заносило и проскальзывали националистиче-ские высказывания. Вспыхнувшая в начале 30-х годов борьба Сталина с различными уклонистами в партии привела Хвылевого к кризису. Он не ожидал, что против уклонистов будут применять те же меры, которые он, «чернорабочий революции», использовал в годы гражданской войны в борьбе с противниками советской власти.

Кризис этот закончился самоубийством, которое писатель так артистически совершил 13 мая 1933 года.

Виталий ЧЕРНЫШЕВ