September 16th, 2010

(no subject)

Почему женщины красятся и так любят духи
- Папа, а почему женщины красятся и поливаются духами?
- Это потому сынок, что они страшные и вонючие.
promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

(no subject)

Дикая индейка спасла американских колонистов от голодной смерти.
В память об этом событии американцы в знак благодарности каждый год убивают и съедают миллионы индеек.
Упаси нас боже делать этим людям что-то хорошее.

Интересное из ВиКи

Токугава Цунаёси — один из самых известных политических деятелей в японской истории. Некоторыми исследователями и историками он расценивается как тиран, его политика отличалась эксцентричностью, экстремизмом и нетрадиционностью[1],[2].

За свой указ «О запрете лишения жизни живых существ», изданный в 1687 году, запрещавший под страхом смерти убивать бродячих собак, кошек и загнанных лошадей, он получил прозвище «Собачий сёгун».

Одна из версий этого самого раннего из известных законодательных указов в мире, защищающих права животных: буддийский монах объяснил Цунаёси отсутствие у него наследника и раннюю смерть единственного сына тем, что в одной из прошлых жизней он жестоко обращался с собаками, а также тем, что тот родился в год Собаки. Согласно другой версии, сёгун исходил из буддийских канонов добродетели. Третья версия, к которой склоняются ученые, объясняется психическим расстройством правителя. Объектом действия последовавших вслед за ним указов стали собаки, лошади, коровы, кошки, курицы, черепахи,змеи и рыба, которой было запрещено торговать на рынках. Суровые наказания, включавшие изгнание, долгое тюремное заключение и смертную казнь, были введены за убийства животных, в первую очередь — собак.

Серией последовавших зоозащитных указов, которые выпускались им ежедневно, Цунаёси наделил собак бо́льшими правами, чем людей, например, cо стаей собак, уничтожающей посевы, надлежало обходиться особым образом: прежде всего крестьянам надлежало поклясться, что ни одна собака не пострадает. Затем ласками и уговорами попросить животных уйти. При этом категорически запрещалось кричать, что-либо кидать и высказывать неуважение к зверям. Население одной из деревень было казнено, когда закон был нарушен. За грубое слово в адрес уличной собаки, к которой надлежало обращаться лишь как «О Ину Сама» («госпожа Собака»), нарушителя ожидало телесное наказание — побивание палками, что было достаточно распространённым явлением.

Для бездомных псов, стаями которых кишела столица государства Эдо, по распоряжению Цунаёси впервые в мировой истории была создана сеть приютов. Один из них — на 50 000 голов, разместился в окрестностях столицы, а затем псарня на площади в 55 гектар была построена в Накано. Собакам полагалось трёхразовое питание в размере, в полтора раза превышавшим рацион крестьянина, работавшего в поле. Когда животные отказались есть овощи, на обед стали подавать рыбу и мясо. 270 людям из персонала надлежало всячески ублажать собак и следить за тем, чтобы они не лезли в драку друг с другом. Еда для собак, содержавшихся в приюте, приобреталась на средства налогоплательщиков.

По воспоминаниям немецкого путешественника, посетившего Нагасаки в 1692 году, которые приводит Beatrice M. Bodart-Bailey в книге «Собачий сёгун» (2006), улицы города были полны бездомными собаками, в том числе больными. В случае, если они кусали людей или загрызали до смерти, строжайше запрещалось делать с ними что-либо без разрешения властей.

Между тем, в своем дворце в Эдо сёгун не держал ни одной собаки, современники[кто?] не увидели ни одной картины и других предметов искусства, посвященных этим животным, кроме фарфоровой китайской собачки.

Зоозащитные указы, вкупе с начавшимся одновременно финансовым кризисом, ростом цен и порчей золотой монеты вызывали недовольство населения. Бедствия сопровождали последние годы правления Цунаёси. В 1706 году столицу Эдо накрыл тайфун, в следующем году произошло извержение Фудзиямы.

Перед смертью сёгун завещал, чтобы его распоряжения относительно собак выполнялись вечно, однако преемник-племянник отменил их через десять дней после кончины Цунаёси.