July 1st, 2013

Роковая дама

Акт 30-го июня 1941-го года готовился с ведома и при участии немцев


Провозглашение Акта независимости Украины в июле 1941 года в Тернополе (слева портрет Бандеры, в центре Гитлера, справа - Коновальца)

Одним из краеугольных камней  современной бандеровской историографии является миф о том, что акт 30 июня 1941-го года был провозглашен втайне от немцев, что и вызвало последующие репрессии в отношении Бандеры и части других провидныков ОУН-Б.

На самом деле  акт 30-го июня 1941-го года - готовился ДО начала войны - в Кракове не только с ведома немцев, но и при их активном участии и являлся (для немцев) рядовым банальным пропагандистским документом, из которого потом бандеровцы раздули "акт державотворення".


Выкладываю фрагмент документа, который во всех "Литопысах УПА", опубликованных на Западе, купируется -

протокол допроса командующего соединением групп УПА Ю.А. Стельмащука о подготовке украинских националистов в немецкой разведывательной школе для использования их против СССР от 8 февраля 1945 г.

Вопрос: изложите последующие события.

Ответ: По окончании разведывательных курсов в числе 25 бывших их слуша¬телей я получил двухдневный отпуск для отдыха, но без права отлучки из зоны лагеря.

Спустя два дня - это было 8 июня 1941 г. - всеми мы были усажены в автобус и в сопровождении ШТЕЛЯ выехали в Краков, где он нас поместил в пустую квартиру на первом этаже дома № 11 по ул. Вжеснева.
До 13 июня 1941 г. мы там отдыхали, не выходя наружу, так как строго об этом были предупреждены ШТЕЛЕМ, а потом нас посетил один из членов бандеровского центрального провода ОУН, не назвавший ни своего псевдонима, ни своей фамилии.

Он заявил нам, что в ближайшие дни осуществится военное нападение на Советский Союз со стороны Германии, к которому последняя тщательно подготовилась, имея целью в результате «блицкрига» покончить с большевиками в течение 3—4 недель и что «цель эта, безусловно, будет достигнута».

Мы же, националисты, - продолжал член провода ОУН, - кровно заинтересованы в успехе запланированного Гитлером предприятия, так как он обещал нашему проводнику Степану Бандере отторгнуть Украину от СССР и предоставить ей «полную государственную самостоятельность».

Далее этот член провода заявил, что на следующий день все мы немецкой разведкой будем переправлены через государственную границу на советскую территорию с конкретными заданиями подрывного порядка, но что каждому из нас в отдельности он даст поручение по линии закордонной оуновской работы и явки к проводникам соответствующих оуновских организаций, действующих в западных областях УССР.

Тогда же всем нам он раздал по одной брошюре «Постановления 2-го чрезвычайного большого собрания ОУН» и, что удивительнее всего, (так как это было за 9 дней до возникновения войны и за две недели до взятия немцами Львова), - по одному экземпляру пресловутого манифеста украинских националистов (обнародованного 30 июня 1941 г. во Львове) о провозглашении «Самостоятельной украинской соборной державы», но без указания даты.

Уже позже, когда раскрылись немецкий обман, вероломство и отношении бандеровцев, последние поняли, что заблаговременное составление этого манифеста, воспринятое ими тогда с чувством горячей благодарности к Гитлеру, как акт его искренней дружбы к украинским националистам и гарантийный документ о предоставлении Украине, после ее оккупации немецкими войсками самостоятельности», — являлось очередным политическим трюком гитлеровской клики, рассчитанным на усыпление бдительности оуновцев и эффективное использование в качестве шпионско-диверсионной агентуры германского командования в тылу Красной Армии в начальной стадии войны.

Впрочем, это не помешало оуновцам ранней весной 1944 г., когда почти вся Волынь и Полесье были освобождены Красной Армией, еще раз в истории свого позорного существования проявить лакейскую услужливость к немцам, живо откликнувшись на их предложение заключить соглашение о совместных боевых действиях против СССР.

Вопрос: По этому вопросу вы будете допрошены позже, а сейчас продолжайте показывать о вашей подготовке к переходу советской границы для подрывной работы в тылу Красной Армии.

Ответ: Раздав нам по одному экземпляру «Постановления 2-го чрезвычайного большого собрания ОУН» и манифеста о «самостийнизации» Украины член Центрального провода дал нам указание размножить «Постановление» и распространить среди населения западных областей Украины - как только мы очутимся там. Что касается манифеста, то он заявил, что его также нужно будет немедленно размножить там для указанных целей, но приступить к его распространению следует только на второй или третий день войны, когда «доблестная германская армия вторгнется достаточно глубоко на территорию Украины».

ГА РФ Ф. Р-9478. Оп. 1, Д. 399, Л. 21-37. Заверенная копия

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
Донецк, Донбасс

Тайная история Одессы

Пишет putnik1
этот видный историк после семи лет работы в должности профессора Новороссийского Университета, куда был приглашен специально, "должен был против воли оставить университет", после чего весь остаток жизни трудился клерком среднего звена в городской управе.
И действительно, он, ничуть не революционер, был, - случай в истории РИ уникальный, - лишен должности и звания, и изгнан из Новороссийского университета "по настоянию" Профессорского собрания (своего рода корпоративного "суда чести"), где такой выход ему был предложен "во избежание огласки" неких "поступков, компрометирующих честь российского исторического сообщества".
Именно в связи с тем, что Алексей Иванович не попер на рожон, а подчинился воле коллег, кончилось для него все относительно неплохо. Его пристроили на незаметную, но хлебную должность, а причины столь жесткого краха блестящей карьеры постановили "предать умолчанию". И тем не менее, какие-то слухи просочились в город, после чего "опала Маркевича" на век вперед стала одной из тайн Одессы.
Более того. Из года в год, из десятилетия в десятилетие, - при царе, и при петлюровцах, и при деникинцах, и при Советах, и при румынах, и опять при Советах, и опять при петлюровцах, - на его надгробии красовалась и поныне красуется надпись "поц". То белой краской, то синей, то красной. Иногда с вариациями, а иногда без.  Её видела моя бабуля Лидуся, будучи барышней, её видела моя мама в детстве, её лично обновлял одноклассник моей мамы Жора "Резаный" Юркевич в оккупации, её не единожды, - в последний раз осенью 2011, - видел я. И сколько ее ни смывали, она возникала вновь.
Надпись, иными словами, стала традицией. Притом, что никто не знал, чем, собственно, испортил себе репутацию профессор Маркевич (от протокола заседания "профессорского собрания" сохранился только лист с "вердиктом"), но одесситы, поколение за поколением, помнили: он совершил что-то, несовместимое с честью Мамы, в связи с чем, - опять же, поколение за поколением, выражали свое "фэ".
И только теперь, спасибо Александру Ивановичу Третьяку, тайное, наконец, стало явным.