September 30th, 2013

Донецк, Донбасс

Наполеоновские ордена


Орден Почетного легиона - французский национальный орден (организация), учреждённый 19 мая 1802 года по примеру рыцарских орденов. Согласно кодексу Почётного легиона и воинской медали эта почётная организация обладает статусом и правами юридического лица. Принадлежность к ордену является высшим знаком отличия, почёта и официального признания особых заслуг во Франции. Приём в члены ордена осуществляется за выдающиеся военные или гражданские заслуги. Почётный легион играет, таким образом, роль одной из важнейших институций французского государства. Идея создания ордена Почётного легиона принадлежит Наполеону Бонапарту в его бытность Первым консулом Французской республики.
После Великой Французской революции 1789—1794 годов были отменены все монархические привилегии, почести и награды. Однако войны и государственное переустройство требовали мобилизации морального духа населения и армии. Военачальники на первом этапе в случае необходимости отмечали воинские подвиги и доблести в основном вручением наградного оружия. Но в воздухе витала потребность введения новых форм поощрения.
Поскольку восстановление старых монархических форм отличия было тогда совершенно невозможно, Наполеон обратился к древнему опыту — античной Римской империи и республики и рыцарских орденов. Но идея создания новых привилегированных организаций и знаков отличия была встречена в штыки, поскольку не соответствовала базовому принципу формального равенства граждан, выраженному в республиканском лозунге «Свобода, равенство, братство».
Наполеону и его единомышленникам пришлось немало потрудиться, чтобы провести в жизнь проект создания ордена Почётного легиона. Именно поэтому он и был предложен не как награда, а как организационное объединение лучших из лучших, с идеологической привязкой к рыцарским орденам и античной истории.
Проект закона об ордене Почётного легиона, раскритикованный в Государственном совете Французской республики 4 мая 1802года по григорианскому календарю, был предварительно утверждён в Трибунате 15 мая 1802 года и затем прошёл трудное окончательное утверждение в Законодательном корпусе (эквиваленте парламента) при 116 голосах «за» и 110 «против» — 29-го Флореаля X года французского республиканского календаря или 19 мая 1802 года по григорианскому календарю.Collapse )
promo donbassrus март 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

«Детская Хатынь» Красного Берега

Как забыть то , что были во время Великой Отечественной войны на оккупированной территории Белоруссии, Украины, России десятки концентрационных лагерей и в том числе и детские лагеря смерти, где держали маленьких детей и у которых до смерти выцеживали кровь для раненых солдат Вермахта ?

Разве можно это забывать и те кто это делал в прошлом веке , сейчас из Европы нам несут ювенальный фашизм

О контрационно-донорском детском лагере смерти Красный берег в Белоруссии во время войны





К словам Президента Лукашенко можно относиться по-разному (в Варшаве, например, категорически отрицают, что имеют какие-нибудь территориальные претензии к Минску), но относительно Германии с ним нельзя не согласиться. О том, что немцы «натворили в Беларуси в прошлом веке», наглядно напоминает хотя бы недавно открытый в республике мемориальный комплекс «Детям — жертвам Великой Отечественной войны».

Расположен он в деревне с символичным названием Красный Берег, что в 21 километре на северо-запад от Жлобина (Гомельская область). В груди все холодеет, когда видишь этот печальный скульптурный ансамбль… Жгущее ощущение чужого, далекого горя захлестывает душу. Впрочем, словами это вряд ли передать. Больше эти чувства может понять тот, кто бывал в Хатыни — одной из 619 белорусских деревень, сожженных гитлеровцами вместе с жителями. Недаром мемориал в Красном Береге называют «детской Хатынью». Ныне это памятник, аналогов которому нет не только в России и Украине (не говоря уже о странах Балтии), но и вообще нигде в мире.......

Это только один класс, а ведь в годы своего хозяйничанья на чужой земле немцы уничтожили в Беларуси 13 тысяч школ — десятки тысяч подобных классов…

Говорят, что с высоты птичьего полета эти восемь лучей смотрятся еще выразительнее.

Экскурсовод, сам уроженец этих мест, Александр Манкевич рассказывает:

— В краснобережский лагерь смерти узников свозили из нескольких районов тогдашней Советской Белоруссии. Отбирали детей в возрасте от 8 до 14 лет. Фигурка девочки в начале мемориала неслучайна: большинство сюда попадавших были именно девочки. У них чаще всего встречались первая группа крови и положительный резус-фактор. Тети и дяди в белых халатах вели себя с жертвами без особой строгости, но кровь забирали у них до последней капли. Умирать было не больно — обескровленные дети просто засыпали. А тем, кто еще подавал признаки жизни, губы смазывали ядом — этакий своеобразный жест гуманизма со стороны бездушных палачей…

Здесь, в Красном Береге, был апробирован новый — «научный» — метод забора крови. Детей подвешивали под мышки, сжимали грудь. Для того чтобы кровь не сворачивалась, делали специальный укол. Кожа на ступнях отрезалась — или в них делались глубокие надрезы. Вся кровь стекала в герметичные ванночки. Тела ребятишек увозили и сжигали.

Иным детям «везло» больше — их отправляли донорами в Германию и там забирали у них кровь для раненых офицеров и солдат вермахта…

По данным архивов известно, что из этого лагеря фашисты вывезли 1.990 детей, в том числе 15 юных жертв были из Краснобережского сельского Совета. Это установила Чрезвычайная комиссия, работавшая тут еще в 1944 году. При этом фамилии местных детишек были выяснены, имен же других доискаться, увы, не удалось. Вообще же, по официальным данным, в годы Великой Отечественной узниками детских концлагерей стали более 35 тысяч только белорусских детей......

А россиянин Николай Згурский с тринадцати лет носит печать кровавой жажды рейха на запястье левой руки — это «памятное» клеймо ему поставили именно здесь, в Красном Береге.

— Брали кровь по-страшному, — вспоминает Николай Ильич. — Начинают брать — и радуга в глазах идет. Становится все такое оранжевое. И теряешь сознание… Прекращают, уносят. Как я остался жив — не понимаю. Наверное, лишь по счастливой случайности.

У черной школьной доски в «мертвом классе» экскурсовод Александр Манкевич проникновенно декламирует наизусть письмо 15‑летней Кати Сусаниной, которое на этой доске воспроизведено будто мелом. История этого документа более или менее известна, но есть смысл напомнить ее здесь, ибо новые поколения школьников и молодежи, увы, в большинстве своем мало интересуются родным военным прошлым, путают 9 мая 1945‑го с 22 июня 1941‑го (это в лучшем случае, в худшем — вообще знают ли эти даты…).

Письмо Кати Сусаниной было опубликовано в «Комсомольской правде» 27 мая 1944 года. А нашли его при разборе кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов в освобожденном райцентре Лиозно, что в Витебской области. На конверте стоял адрес: «Действующая армия. Полевая почта №… Сусанину Петру». В Лиозно белорусская школьница находилась в рабстве у одного из знатных оккупантов и 12 марта 1943 года, в день своего пятнадцатилетия, более не в силах терпеть издевательств, покончила жизнь самоубийством. Перед тем как повиснуть в петле, она написала письмо отцу, который был на фронте.

Вот этот текст:

Collapse )