August 15th, 2016

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
Донецк, Донбасс

(no subject)

за неделю умудрился порвать штаны и две рубашки так, что восстановлению не подлежат. Видимо пришло время серьезно обновить гардероб
Донецк, Донбасс

(no subject)

Период правления Директории был трудным временем для Франции. Париж голодал. Позднее, на острове Святой Елены, Наполеон вспоминал, как однажды на одной из улиц он и офицеры его штаба были остановлены большой толпой возбужденных женщин. С возгласами «Хлеба! Хлеба!» они окружили офицеров плотной стеной. Одна из женщин, по словам Наполеона, «чудовищно большая и толстая», обратилась к своим подругам с негодующей речью: «Вся эта свора в эполетах издевается над нами; они сами обжираются и жиреют, и им все равно, что бедные люди умирают с голоду». Бонапарт нашелся: «Мать, взгляни на меня хорошенько: кто из нас двоих более жирный?» В толпе раздался взрыв смеха; офицеры могли продолжать путь. «Я был в то время тощим, как пергамент», добавлял Наполеон.

***
25 ноября 1804 года, незадолго до коронации, Наполеон Бонапарт встретился с Пием VII в Фонтенбло и в возвышенных тонах говорил о себе как продолжателе дела императоров Константина I и Карла Великого. Папа пробормотал про себя: «Commediante!» (Комедиант!), а затем, когда Наполеон еще больше увлекся собственной речью, так же тихо добавил: «Tragediante!» (Трагик!)
Эта история рассказана в книге Альфреда де Виньи "Неволя и величие солдата" (1835).
Согласно позднейшей версии О. фон Бисмарка, на реплику папы: «Комедиант!» — Наполеон ответил: «Трагик!»

***
В 1814 году Наполеон бежал с острова Эльба и высадился на юге Франции с горсткой своих ветеранов. Начались знаменитые «Сто дней». Посланные против него полки и дивизии одна за другой, без единого выстрела, переходили на сторону своего обожаемого императора. После того как вся армия Людовика XVIII, наконец, перешла на сторону Наполеона, в Париже на цоколе Вандомской колонны появился большой, от руки написанный плакат: «Наполеон — Людовику XVIII. Король, брат мой, не посылайте мне больше солдат, их у меня достаточно».

***
А вот как одна парижская газета освещала продвижение Наполеона по стране, с момента его высадки на юге Франции до занятия Парижа.
Первый заголовок ужасался: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан».
Второй надрывно кричал: «Людоед идет к Грассу!».
Третий предупреждал: «Узурпатор вошел в Гренобль».
Четвертый бесстрастно заявлял: «Бонапарт занял Лион».
Пятый кратко извещал: «Наполеон приближается к Фонтенебло».
Наконец, шестой захлебывался от почтительного восторга: «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже».