April 5th, 2017

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
Донецк, Донбасс

Ледовое побоище

В честь годовщины купания западных партнеров выставлю кусочек из своей книги:
Ситуация у новгородских границ все обострялась. Вслед за шведами в наступление перешли крестоносцы. В сентябре 1240 года объединенная армия дерптского епископа, ливонского ордена и эстонских датчан захватила Изборск, город в тридцати километрах от Пскова. Вместе с немцами действовал и русский князь-изгнанник Ярослав Владимирович, изгнанный из Пскова еще в 1232 году новгородцами и на-шедший себе приют в землях Ливонии. Двинувшаяся отбивать Изборск псковская дружина была разгромлена, её воевода Гаврила Гориславич и еще восемьсот воинов погибли. Победители преследовали русичей до самого Пскова. Взять город штурмом ливонцы не смогли, но они на-столько опустошили окрестности и захватили столько пленных, что го-род сдался. Настроенные продолжать войну с Орденом псковичи покинули город и бежали в Новгород.
В орденской «Рифмованной хронике » по этому поводу ливонцы записали:
«Пошли на них [русских] приступом, захватили у них замок, который назывался Изборск. Ни одному русскому не дали уйти невредимым. Кто защищался, тот был взят в плен или убит. Слышны были крики и причитания, в той земле повсюду начался великий плач. Жители Пскова тогда не возрадовались этому известию. Так называется город, который расположен на Руси. Там люди очень крутого нрава, они были соседями Изборска. Они не медлили, собрались в по-ход и грозно поскакали туда. Многие были в блестящей броне; их шлемы сияли, как стекло. С ними было много стрелков… Братья-рыцари и мужи короля смело атаковали русских… Начался жестокий бой, немцы наносили глубокие раны, русские терпели большой урон: их было убито восемьсот… Под Изборском они потерпели поражение. Остальные тогда обратились в бегство, их беспорядочно преследовали по пятам по направлению к их дому. Русские сильно понукали своих коней плетьми и шпорами, думали, что все погибли: путь им казался очень долгим. Лес звенел от горестных криков. Они все спешили только домой, а войско братьев-рыцарей следовало за ними.
Братья-рыцари разбили свои палатки перед Псковом на красивом поле... По войску дали приказ готовиться к бою, и при этом дали понять, что пойдут также на приступ. Русские заметили то, что многие отряды намереваются штурмовать как замок, так и посад. Русские изнемогли от боя под Изборском: они сдались ордену, так как опасались несчастья».
Псковом стал править пронемецки настроенный посадник Твердило Иванкович. Для контроля за городом в нем остались два брата-рыцаря из Ливонского ордена и с ними отряд немецких и чудских воинов, остальные крестоносцы вернулись к себе.
Тут надо сделать небольшое отступление и пояснить, откуда в Пскове появилась пронемецкая партия. Вообще-то Псков считался при-городом Новгорода и де-юре находился в подчиненном положении. Однако псковичи постоянно пытались выйти из-под опеки «старшего брата», и в начале тринадцатого века им это фактически удалось. Тогда псковский князь Владимир Мстиславич, происходивший из смоленской ветви Рюриковичей, правил, не оглядываясь на Новгород, хотя и был его союзником.
Поскольку земли Пскова и крестоносцев граничили, то именно этот город имел наиболее развитые отношения и с Ливонским Орденом и с Рижским, и Дерптским, и Эзельским епископствами. И эти отношения далеко не всегда были враждебными. В результате, периодически псковичи и ливонцы совместно воевали против язычников, а князь Владимир и епископ даже породнились. После смерти князя Владимира его престол хотел занять сын Ярослав, но против этого выступили новгородцы, князем которых был в то время отец Александра Невского Ярослав Всеволодович.
Отношения между Новгородом и Псковом накалились и могли обернуться очередной междоусобной войной русских с русскими. Псковичи заключили союз с Ливонией и приготовились обороняться. При этом в обоих городах были различные группировки, настроенные как на мирное урегулирование конфликта, так и на конфликт. Внутри псковской элиты боролись консерваторы и сторонники независимости от Новгорода. В дополнение ко всему в самом Новгороде между собой боролись сторонники черниговских и владимирских княжеских домов, хотевшие видеть в городе представителей «своего» клана. При этом определенная группа новгородцев была готова признать независимость Пскова. В общем, клубок интересов был запутан до предела.
В конце концов в Новгороде победила группа, ориентировавшаяся на суздальского князя Ярослава Всеволодовича. Наведя порядок у себя, они занялись своим мятежным пригородом. В Псков в 1232 году при-был новгородский посадник, который изгнал князя Ярослава Владимировича. Тот со своими сторонниками ушел в ливонскую крепость Отепя (Медвежья голова). Следом за ним туда же бежали и оппозиционные новгородские бояре во главе с тысяцким Борисом Негоцевичем и посадником Внездом Водовиком. Так во владениях крестоносцев оказалась русские политические иммигранты. Было их не много, но само их наличие давала Ордену возможность вмешиваться в русские дела, прикрываясь защитой интересов своих союзников.
В обмен на немецкую помощь в отвоевании Пскова князь Ярослав обещал стать союзником католиков в их войне с литовскими язычника-ми и уступить в пользу Ордена часть эстских земель. Поддерживая изгнанного князя, немцы попытались силой утвердить его на троне и предприняли поход в псковские земли, но были отбиты. Поняв, что править в Пскове ему не судьба, князь-изгнанник Ярослав Владимирович и вовсе уступил свои права на княжество крестоносцам, а если быть точным, то Дерптскому епископу, вассалом которого он стал. Этот факт немцы объявили законным основанием для вступления ливонского войска на территорию Псковской земли.

***
Подчинив своей власти Псков, крестоносцы зимой 1240-41 годов стали продвигаться дальше в сторону Новгорода. Орденские войска легко захватили Водскую землю и основали там крепость Копорье, которая должна была стать базой в дальнейшем походе на Новгород. От-туда немцы атаковали русские земли в бассейне реки Луга, захватили город Тесов. Передовые немецкие разъезды подошли почти к самому Новгороду, повсюду разрушая все, до чего могли дотянуться, уводя с собой коней и домашний скот. В результате на значительной части новгородских земель, как пишет летописец, «нельзя было пахать и нечем».
Крестоносцы методично набрасывали удавку на горло вольного города, и наконец-то новгородцы поняли, что ради спасения стоит за-быть о личной выгоде, и отправили посольство к Великому князю с мольбой о помощи.
К концу 1241 года в Новгород прибыл Александр Невский. Первым делом он объединил в одну армию своих дружинников, отряды Новгорода, Ладоги, а также карел и ижорцев. Затем князь отбил у немцев Копорье. Пленных немцев он отослал в Новгород, а наемников из числа местных жителей повесил.
Одновременно князь обращается за подмогой к своему отцу, и тот посылает на борьбу с крестоносцами свои суздальские («низовые» в терминологии новгородского летописца) дружины, которые повел к брату князь Андрей. Теперь русская армия была достаточно сильна чтобы открыто потягаться с крестоносцами.
Александр Невский двинулся на Псков, где у него оказалось не-мало сторонников. Конечно, псковичи настороженно относились к новгородскому князю, но полтора года хозяйничанья немцев в псковской земле были хорошим аргументов в пользу русского правителя. За Невского была Православная церковь, которой не нравилось главенство католиков, за него было и купечество, потому как из-за немецкой оккупации их город оказался в торговой блокаде и стремительно терял свое значение как центр транзитной торговли из Руси в Европу. Да и простой народ оголодал в прямом смысле этого слова. Ведь Псков всегда зависел от подвоза продовольствия из других районов Руси, а теперь этот живительный поток пропал. Так что взять Псков князю Александру удалось без особых усилий. Произошло это в марте 1242 года. В отличие от Копорья, в Пскове Невский не казнил сторонников Ордена. Он лишь потребовал, чтобы псковичи подчинялись Новгороду и принимали у себя его наместников.
От Пскова Александр двинул свои отряды во владения Дерптского епископа, где русская армия разделилась на отдельные отряды, что-бы нанести наибольший урон земле врага. «И яко быша на земли, пусти полкъ всь в зажития», - говорит летопись. Одновременно эти отряды выполняли функцию разведки, ища основные силы противника. Тем временем армия крестоносцев двинулась из Дерпта навстречу Александру.
Первый удар на себя принял русский отряд под командованием брата новгородского посадника Домаша Твердиславича и Кербета. Естественно, немногочисленные русичи были смяты, Домаш погиб, но они добыли всю нужную князю информацию. Теперь отряд Кербета от-ходил, увлекая за собой рыцарей к Чудскому озеру - месту, выбранному Александром для боя. Пятого апреля основные армии крестоносцев и Руси встретились.
Под знаменам Александра стояли:
• «Низовые полки», составленные из княжеских и боярских дружин Владимиро-суздальского княжества;
• личная дружина Александра;
• личная дружина его брата Андрея;
• конный полк новгородского епископа;
• новгородский городской полк, состоявший как из ополчен-цев, так и из гридей – служивших городу за жалованье воинов-профессионалов.
Армия крестоносцев состояла из:
• рыцарей, вассалов Дерптского епископа;
• армии Ливонского ордена;
• датских рыцарей, имевших владения в Эстонии;
• дерптских ополченцев;
• наемников из числа чуди.
В летописи четко указано место битвы: «на Чудском озере, на Узмени около Воронья камня». Проблема в том, что сегодня никто не знает точно, где это произошло, так как нам неизвестно, что именно в три-надцатом веке новгородцы называли Узменем и Вороньим камнем. Так что есть больше десятка предположений о локализации сражения в районе около Чудского, Теплого и Псковского озер .
Сражение началось с атаки крестоносцев, выстроенных плотный клином, который русичи называли «свиньей». «Наехаша на полкъ Нем-ци и Чюдь и прошибошася свиньею сквозе полкъ, и бысть сеча велика», - говорит летописец, и больше почти никаких подробностей боя не приводит.
Ливонский хронист уточняет, что первый удар на себя приняли русские лучники, которые храбро сражались, но были отброшены. «Русские имели много стрелков, которые мужественно приняли первый натиск, находясь перед дружиной князя. Видно было, как отряд братьев-рыцарей одолел стрелков», - записал он.
Очевидно, рыцарская кавалерия нанесла удар в центр русской позиции, прорвала ряд конных лучников и врубилась в «чело» русского войска. Теперь в бою сошлись равные противники, хорошо защищенные конные копьеносцы, которые наносили таранный дар по противни-ку, а затем, сломав копья, начинали рубиться мечами. «И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью», - написано в Житии Александра Невского. За-тем Александр бросил в бой отряды с флангов (полк правой и левой руки), и немецкая армия оказалась окружена. Рыцари, увязшие в строе центрального русского полка, не смогли вовремя увидеть опасность и перестроиться, из-за чего оказались в невыгодном положении. Кроме того, они уже двигались шагом или стояли, а дружинники атаковали их вскачь, что дало еще одно преимущество русским .
Ливонский историк писал: «там был слышен звон мечей, и видно было, как рассекались шлемы. С обеих сторон убитые падали на траву. Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены. Русские имели такую рать, что каждого немца атаковало, пожалуй, шестьдесят человек . Братья-рыцари достаточно упорно сопротивлялись, но их там одолели. Часть дерптцев вышла из боя, и это было их спасением. Они вынужденно отступили. Там было убито двадцать братьев-рыцарей, а шесть было взято в плен. Таков был ход боя. Князь Александр был рад, что он одержал победу». Русский летописец был лаконичнее: «Бог и святая помогли князю Александру; а немцы падоша, а чудь побежала; и гнали их избивая семь верст по льду до Суболичьскаго берега. Пало чуди бесчисленно, а немцев 400, а еще 50 были взяты в плен и приведены в Новгород».
Трава, в которую падали воины, это, скорее всего, камыши, так что непонятно, была ли битва на льду озера или на его берегу. Возможно, что началась она на льду, затем немцы, прорвав русский центр, выскочили на берег. В этот момент им во фланг ударил Александр, немцы были разбиты и начали бежать снова по замерзшему озеру. При этом лёд Чудского озера не выдержал и треснул, в результате чего часть рыцарей утонула. Этот факт, оставшийся в народной памяти, вошел почти во все книги о битве. Иногда говорят даже, что из-за тяжести доспехов утонула большая часть рыцарского войска, хотя это явное преувеличение. Под лед уходили многие, но утонули единицы. Больше гибло лошадей, однако, многих выбравшихся убивали после того, как они освобождались из ледяного плена. Было ли это задумано изначально? Никто не мог гарантировать такого исхода событий. Князем было рассмотрено несколько вариантов развития боя, в том числе и этот, но все же многое во время сражения произошло спонтанно, и в этом сыграла роль роковая случайность, как-то: лошади понеслись, от испуга перестали подчиняться наездникам, это спровоцировало «стадный инстинкт» - за ними последовали другие.
Что же касается веса доспехов, то в это время у русских и немецких воинов они были примерно одинаковые. Так что дело не в особой тяжести ливонцев, а в том, что их оттеснили на место с заведомо тонким льдом. Кстати, раз уж зашла речь о доспехах… Большинство наших соплеменников представляет себе этот бой по фильму Сергея Эйзенштейна 1938 года. Фильм, действительно, гениальный для своего времени, хотя сегодня и кажется слишком наивным, а поведение персонажей наигранным. Но относиться к нему как к исторической хронике нельзя. Автор жертвовал достоверностью в пользу зрелищности. А ведь многие художники изображают тевтонцев так, как их показали в фильме. Отсюда и гигантские шлемы с украшениями в виде орлиных лап, рогов и так далее на современных картинах, изображающих рыцарей. Между тем, братья-рыцари ордена Тевтонского были монахами, давшими обет отречения от всего мирского. Соответственно никаких украшений на их доспехах не могло быть в принципе. Другое дело, рыцари Дерптского епископства. Они были мирянами и вполне могли носить все, что хотели. Вот только о их участии в битве все, как правило, забывают. Кстати, именно из этого фильма и пошла традиция изображать новгородцев пехотинцами. На самом деле же войско Александра Невского было конным.
В последнее время родился еще один миф о Ледовом побоище. Якобы в нем на стороне русских участвовали монгольские (или как вариант тюркские) лучники. Это утверждение не имеет под собой никаких оснований, однако, упорно тиражируется в книгах, СМИ и интернете. Особенно часто эту легенду любят приводить нерусские авторы . Единственный их аргумент – слова «Русские имели много стрелков» в Ливонской рифмованной хронике. Ну а дальше их логика такова: русские не могли сами победить лучшее войско Европы. Значит, им помогали. Сказано, что было много стрелков. Стрелки – это лучники. Лучники - это монголы. Все ясно, рыцарей победили монголы. Хотя то, что в русских дружинах было немало хороших лучников, ни для кого не является секретом. Точно так же, нет ни одного упоминания о каком-то отличии стрелков, начавших бой от основной массы воинов. Так что стрелки – это отряд дружинников, возможно из младшей дружины, развернутый цепью перед фронтом основных сил Александра. Возможно, для немцев было необычным количество этих воинов, так как, если у нас почти все дружинники имели луки и в зависимости от ситуации могли быть то стрелками, то драться врукопашную, то в войске ордена использование лука именно конными воинами (и рыцарями, и сержантами) было непринято. Именно поэтому хронист и отметил этот факт как необычный.
Еще одним доводом в пользу наличия степняков в новгородском войске сторонники этого мифа называют имя командира разбитого пе-ред битвой русского отряда. Его звали Кербет. Имя, на первый взгляд, нерусское, хотя… Русские личные имена и прозвища того времени сейчас нам могут показаться сплошь чужими, например, Шестак, Семак, Булгак (беспокойный), Щавей, Тугарин (да, это русское имя, происходящее от слова туга — печаль), Дарён, Нажир, Гюрята, Намест, Рознег, Брязга… И это только имена, а ведь были еще и прозвища, звучащие и вовсе странно для нашего уха. Кербет несколько раз попадал на страницы летописей, и нам достоверно известно, что уже до Ледового побоища, он был посадником в Дмитрове. А представить монгола в тринадцатом веке посадником в русском городе может только человек с очень богатым воображением.
Что же касается разницы в числе погибших немцев (20 убитых и 6 пленных в Ливонской хронике и 400 и 50 соответственно в Первой Новгородской летописи) в русских и немецких источниках, то на самом деле никакого разночтения нет.
Во-первых, орденский хронист говорит о потерях только среди братьев-рыцарей Ливонского ордена. Светских рыцарей из Ливонии и Дании он не считает. Во-вторых, он не говорит о потерях сержантов и рядовых бойцов ордена, которых на каждого рыцаря приходилось, как минимум, по десятку , а ведь многие и доспехами, и подготовкой не отличались от рыцарей.
Новгородцы же считали трофеи так: воин в полном рыцарском доспехе да еще и на боевом коне – значит, рыцарь. Ну, а потери среди вспомогательных частей в армии крестоносцев, набранных из чуди, никто не считал вообще. Немцы о них даже не вспомнили, наш летописец ограничился упоминанием, что перебили их бесчисленно.
Может, наш летописец преувеличил успех? Давайте посчитаем. Всего на льду осталось четыре сотни трупов в рыцарских доспехах. Если принять соотношение братьев-рыцарей к прочим тяжелым кавалеристам как один к десяти, то получается, что крестоносцы потеряли сорок рыцарей. Из них двадцать, упомянутые в рифмованной хронике, приходятся на орденских братьев, а остальные – на вассалов Дерптского епископа и остальных светских рыцарей. Цифра вполне правдоподобная, тем более, все исследователи сходятся во мнении, что в Ливонии в этот момент находилось не более (а скорее всего, меньше) полутора сотен рыцарей, из которых половина могла участвовать в сражении. В таком случае получается, что против нас билось 55-65 рыцарей, из которых примерно 40 погибло, а, как минимум, шесть попали в плен. Очень хороший результат для русской армии. Да, в плен попали не только немцы, но и чудь, так что полон в Новгород был приведен немалый. «И возвратился князь Александр с победою славною, и было много пленных в войске его, и вели босыми подле коней тех, кто называет себя божьими рыцарям», - гласит Житие.
Можно долго выяснять, сколько точно человек погибло, но ясно одно – в любом случае, для Ливонского ордена это был полный раз-гром, так как полегли или попали в плен его лучшие рыцари и большая часть простых воинов.
Вскоре после битвы был заключен мир, по которому крестоносцы отказывались от всех своих завоеваний в Псковской и Новгородской землях и отпускали захваченных русичей. Это была полная и безоговорочная победа Руси.
Донецк, Донбасс

(no subject)

Кстати о самозванцах. У нас все знают про Лжедмитрия I, немногим меньше про Лжедмитрия II, но меж тем, был ещё и Лжедмитрий III - из таких, довольно крупных Лжедмитриев. Остальные Лжедмитрии по нумерации тоже потом были, но там уже какая-то мелочь.

Ну так и вот. После того, как Лжедмитрию II в 1610 году татары отрубили саблей голову, встал кадровый вопрос - а кто теперь объединит все эти вот шайки казаков, разбойников и диких хомячков, шатавшиеся тогда по Руси? Вскорости, нашелся такой дьякон Матвей - так себе, прямо скажем, но уж какой есть. 11 марта 1611 года этот Матвей пришел в Новгород на рынок и сказал - "А ведь я государь ваш, Дмитрий Иванович". "Вот и пиздуй отсюда, - ответили флегматичные новгородцы. - Тут тебе рынок, а не майдан. Собрался рыбы купить, меда - давай, а даром тебе никто ничо не даст". Матвей бежал в Ивангород, тоже пришел на рынок (вот что за манера), и сказал (на этот раз осторожнее) - "А я же государь ваш...мож, скидку сделаете?".

Ивангородцы были народом попроще. "Аааааааа, батюшка наш спасся! - возопили они. - Радость-то какая, всем скидки!". "А меня не убили в Калуге, - заливал Лжедмитрий III, набирая товаров по акции "Самозванец". - Чудесно спасся". "Ну блядь, сука, охуеть теперь, - отчаянно радовались простодушные ивангородцы. - Как знатно, что батюшка наш без конца спасается. Уж его и так злые пидорасы хотят зарезать, и эдак - а ему всё нипочем. Волшебный прям батюшка". И три дня на радостях палили из пушек и били во все колокола.
Collapse )