April 6th, 2018

Захват донецкого облсовета 6 апреля 2014. Взгляд Губарева

6 апреля исполняется годовщина захвата здания Донецкой облгосадминистрации, устроенной под эгидой организации "донецкая республика" Андрея Пургина.
Это событие имело серьезные последствия для дальнейшего развития ситуации в регионе, так что стоит вспомнить, что там случилось.
Русская весна, начавшаяся с митинга 1 марта длилась уже месяц и на фоне многотысячных митингов и прочей уличной активности русские организации вели неприметную работу, которая должна была через некоторое время привести к качественным изменениям.
Губаревцы готовили вооруженное выступление, "Русский блок" обеспечивал информационное воздействие на жителей, организовывал проведение митингов и вел работу с депутатами местных советов, которые после переворота в Киеве остались единственной легитимной властью, готовя сессию облсовета на которой депутаты официально заявили бы о выходе из-под контроля Киева и повторили бы действия крымского парламента.
Однако "республиканцы" 6 апреля устроили фальстарт, сломав планы Народного ополчения и других патриотических организаций.
Свое описание происходившего (очень смягчив, а то и полностью выкинув свои мысли об этой организации) я изложил в "Истории Донбасса"
Сейчас приведу слова народного губернатора и самого яркого лидера народных волнений 2014 года Павла Губарева, который в своей книге так описывает происходящее:
"... штурм административных зданий в Донецке планировался на 11-12 апреля 2014-го.
... В это время на Украине готовились выборы 26 мая, которые должны были узаконить государственный переворот... На 6 апреля в Донецке планировался митинг против этих «выборов».
За неделю до этого у наших и появилась информация о том, что провокаторы готовят штурм ОГА с целью «засветить» протестный актив, чтобы всех потом посадить или перебить. Сорвать наш план выступления на 11-12 апреля.
Серьезных перспектив у этого мероприятия не могло быть, так как мы не успели сделать запасы денег и нужного для штурма «железа». Почему? Инициатива штурма исходила не от Стрелкова, а от непонятных лиц, чьи действия напоминали провокации.
- За неделю до этого пошел «кач», что будут брать, - вспоминает Сергей Цыплаков. - И другие вдруг заговорили: давайте штурманем ОГА. Это похоже было на «сливную тему». Буйный ездил, договаривался со всеми о том, чтобы не участвовать. А за ним следом ездили всякие демоны и говорили: вот, будет куча денег, куча всего. Надо только занять ОГА.
Народное ополчение Донбасса включилось в борьбу с провокаторами. Военная часть Ополчения во главе с Буйным пыталась выяснить, кто же подбивает людей на фальшстарт, и пыталась удержать людей, готовых к вооруженной борьбе, от преждевременного выступления. Политическая часть готовила общественное мнение: учила не поддаваться на провокации. Но и враг не спал. Появились слухи, что цель НО Донбасса - «слить» протест, не допустить выступлений. Причина - накаленное настроение в обществе, жажда действий.
6 апреля в любом случае должен собраться митинг, посвященный бойкоту президентских «выборов» на Украине в мае. Провокация тоже должна была состояться в любом случае, ибо часть людей удержать не удавалось.
НО Донбасса предупредило все более-менее адекватные силы о готовящейся провокации, согласовало способ действия. Целью нашей было сохранить людей...
6 апреля. Митинг вышел многолюдным, энергичным... Провокаторы должны были включиться, как всегда, в конце мероприятия, поэтому все активисты, которые были под влиянием НО Донбасса, к окончанию митинга удалились в людное место под камеры, чтобы в случае успеха плана провокаторов иметь алиби и сохранить людей от репрессий.
4.jpg
После окончания митинга, собравшего около десяти тысяч человек, несколько сотен активистов, «раскачанные» провокаторами, приблизились к зданию Донецкой ОГА и, после небольшой стычки с милицией, взяли его штурмом, взломав заваренные двери. На здании появился трехцветный флаг России.
Положеньице сложилось аховое. У Ополчения еще ничего не было готовым к такому моменту. Но захват областной администрации произошел! Командиры НО Донбасса выжидали два часа, по истечении коих стало понятно, что народ пошел за провокаторами. Количество людей под ОГА (так называемое гуманитарное прикрытие) интенсивно росло. Требовалось срочно принимать решение: если штурм обладминистрации закончится грандиозными репрессиями, то НО Донбасса как движение потеряет авторитет. Ведь Ополчение, получается, уклонилось от участия, и вряд ли удастся еще раз поднять людей. Опять же, если поднять людей без подготовки на вооруженную борьбу - высока вероятность не сделать дело и потерять людей.
Еще два часа ушло на анализ ситуации: выяснение настроения в соцсетях, ситуации в ОГА, отношения людей в городе к взятию губернаторства, расчет сил, на которые можно было положиться, анализ информационного поля в России. Анализ показал, что народ клюнул на эту провокацию, и НО Донбасса просто обязано включиться".

Организаторы штурма ОГА после 6 апреля автоматически вошли в руководство протестов, потом получили должности во власти ДНР и некоторое время пользовались повышенным вниманием СМИ играя роль говорящих голов, но потом были выкинуты из всех властных структур республики теми, кто пришел к реальной власти в том числе и из-за преждевременного начала силового выступления дончан
promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

Захват донецкого облсовета 6 апреля 2014. Взгляд Бунтовского

Продолжаю тему, начатую воспоминаниями Губарева
Общественно-политические организации Донбасса любой направленности в двадцать первом веке по ряду причин были малочислеными. На волне противодействия ющенковской политике произошла определенная активизация дончан, но после победы Януковича в 2010 году раздражитель в виде оранжевыой власти пропал и активность сошла на нет. Кроме провластно-аморфной Партии регионов в регионе осталось всего несколько организаций, декларировавших противодействие украинскому национализму. Не получая поддержки ни от местных элит, ни от российских структур они вели посильную работу по патриотическому воспитанию, сохранению исторической памяти и русского языка, пропаганде общерусского единства.
2.jpg

Все эти организации приняли участие в организации уличных акций протеста в марте, но ни одна из них не имела достаточного ресурса (кадрового, финансового, силового...) чтобы перехватить власть в регионе.
Напомню, что донецкая милиция, хоть и без особого желания, но подчинилась новому киевскому режиму. Так что активистам Русской весны приходилось опасаться не только нападений украинских боевиков, но и местных органов правопорядка. Тем более, что аресты наших товарищей действительно начались. Самым громким был захват штурмовиками Службы безопасности Украины народного губернатора Павла Губарева, но он был далеко не единственным.
Соответственно явные и скрытые проукраинские работники всячески провоцировали дончан на нарушение закона, чтобы дать возможность силовикам на законных основаниях арестовывать лидеров протеста.
В этой ситуации необдуманные действия лидеров протеста могли привести к арестам и так немногочисленных активистов, что уничтожило бы управляющие центры протеста, не дав ему перерасти стадию митингов.
Так что мы должны были балансировать, с одной стороны соблюдая украинские законы, с другой готовя качественное изменение ситуации. Именно поэтому мы выступали против очередных захватов ОГА и других зданий. По моему мнению, силовой захват админзданий имел смысл только в двух случаях: если сотрудники этих властных органов поддерживают протестующих и нуждаются в их защите (как это было в Крыму), и если здания используются как базы для создания собственных органов власти и дальнейшего наступления (как в Киеве). В Донецке первый (губаревский) захват был сделан ради привлечения всеобщего внимания к ситуации в регионе, став сильным информационным поводом, но затем были проведены захваты ради захватов, которые не принесли никакой пользы сопротивлению, а только дали повод обвинить митингующих в хулиганстве.
Весь март параллельно с митингами шла невидимая постороннему глазу работа по созданию дееспособных организаций, способных на реальное противостояние с киевской системой. Делалось очень многое, о чем вслух нельзя было сказать, но не знавший об этом народ хотел немедленных действий. Не важно каких, не важно к чему это приведет уже через день, главное чтобы сейчас выплеснуть свои эмоции... Эти настроения активно использовали члены организации «Донецкая республика», призывавшие к немедленным действиям.
6 апреля активисты этой организации повели народ с митинга на очередной штурм областной организации.
Тут надо сделать отступление и обозначить мою позицию. С 2002 года я по мере сил участвовал в политической жизни города, был журналистом и депутатом, так что знал всех прорусских и левых активистов региона не только по их выступлениям на митингах. Из организаций, участвовавших в Русской весне я полностью доверял «Русскому блоку», на 100% верил в искренность Губарева и его «Народного ополчения», с уважением относился к Ольхину и его «Союзу граждан», нейтрально к ряду левых групп, «славянскому единству», «сути времени». А вот «Донецкой республике» я не доверял совершенно. Возможно в этой организации образца 2007-2013 года и были приличные люди, но лично те, с кем мне пришлось близко познакомиться еще в ющенковские времена вызывали лишь негативные эмоции. Например один из сопредседателей этой организации развил бурную деятельность в интернете, где писал под ником «Шаман» правильные посты, шельмовал бандеровцев и казался читателям самым прорусским активистом в городе. Вот только в реальной жизни его прорусскость заключалась в стравливании активистов русских организаций между собой. Он выдумывал гадости и лгал, ссоря нас между собой. Мне он рассказывал гадости про Б-кую, Н-ву лгал обо мне и так далее. А на его торговой точке почему-то работал боец организации «Патриот Украины», той самой, которая стала основой для полка «Азов». Если верить этому скрину, это был не единичный случай, когда он давал возможность заработать тем, против кого «боролся» в интернете.
Со вторым сопредседателем «республики» мне близко познакомиться не удалось, но незадолго до описываемых событий мой давний знакомый поделился интересной историей. По его словам, второй сопредседатель «донецкой республики» был схвачен неизвестными в штатском и увезен незнамо куда. Вместо украинских застенков он оказался в гостях у, скажем так, «непубличного авторитетного человека», который своим бойцам просто приказал доставить активиста для разговора. Те поняли приказ дословно и вместо вежливого приглашения просто похитили нужного шефу человека. Там ошеломленному активисту сообщили, что он «назначается вождем протеста» и должен захватить ОГА. Нужная для этого помощь будет оказана... Оснований недоверять рассказчику, которого я знал достаточно давно, у меня не было.
И вот эти люди ломают все планы лидеров Русской весны и преждевременно зовут народ на штурм ОГА, который может закончиться массовыми арестами и разгромом сопротивления. Естественно я постарался и рядом с этими людьми не оказаться.
Все прорусские организации выступили против этого и 6 апреля отмежевались от штурма. Однако, когда стало ясно, что народ массово поддержал силовой вариант развития ситуации, к зданию ОГА выдвинулись и представители других организаций. Было решено подготовить здание к обороне и в случае атаки милиции оказать сопротивление. Причем угроза милицейского штурма была вовсе не выдумкой. Несмотря на то, что донецкие милиционеры открыто недолюбливали майдановцев, они по прежнему подчинялись общегосударственному Министерству внутренних дел. Поэтому вероятность того, что они выполнят приказ о подавлении протеста, была очень высока. Более того, в город перебрасывались силовики из Украины.
По словам одного из сотрудников МВД, милиционеры пошли бы на штурм, если бы администрацию защищали человек двести. Однако вокруг здания было несколько тысяч защитников, успевших построить баррикады, и еще до пяти сотен дончан находились внутри.
Следующая неделя была крайне напряженной. Защитники администрации каждый день ожидали штурма, тем более что украинские политики регулярно заявляли, что вот-вот подавят восстание. Приходили сведения о том, что в Донецк отправлены отряды боевиков из Киева, что силовики готовятся к штурму. Поэтому здание постоянно было в кольце из тысяч людей. Одни митинговали днем, другие приезжали и дежурили по ночам. Баррикады вокруг здания постоянно укреплялись и вскоре превратились в многоуровневые линии обороны в рост человека.
3.jpg

Помню разговор с Мирославом Руденко, который после ареста Губарева фактически возглавил Народное ополчение Донбасса. Его спросили, что он со своими людьми будет делать, если начнется штурм. «Живыми не сдадимся», - ответил он. Было понятно, что Мирослав не блефует - и он, и другие бойцы действительно были готовы умереть в бою, хотя при этом боевого оружия у защитников облсовета не было, и в случае настоящего штурма их потери были бы колоссальны. Вдобавок все входы в здание, кроме одного, были заложены, так что начнись пожар, у всех, кто был на верхних этажах, шансов уцелеть не было. «Да, мы умрем, но тогда Россия обязательно должна будет вмешаться, ведь не сможет же Кремль проигнорировать столько смертей?!» - сказал Мирослав, когда ему сообщили об этом.
9.jpg

Такая вот история. Этим своим штурмом «Донецкая республика», которая не была ни самой многочисленной, ни самой результативной прорусской организацией, плотно застолбила за собой место в авангарде Русской весны и превратила своего руководителя в медийную персону, подаваемую в СМИ как одного из ключевых руководителей восставшего Донбасса. Однако конвертировать это в реальные достижения, члены «республики» не смогли и сейчас организация вернулась к состоянию 2013 года, т.е. малочисленного клуба по интересам. Руководитель «республика» до конца лета 2015 года был на топовой должности в ДНР, но когда в нем пропала необходимость, он был весьма грубо выкинут из власти и политики.

П.С. В ДНР сейчас есть многочисленная общественная организация «Донецкая республика», но она не имеет ничего общего со своей тезкой, о которой я писал выше.