May 4th, 2018

Герцен и мифы

Как известно, мемуары и записки – источник не слишком достоверный. Пишутся они обычно на склоне лет, когда кое-какие детали уже забыты. Кроме того, не будем забывать о субъективизме. Далеко не каждый человек может объективно оценить свои действия и справедливо писать о врагах и недругах. Бывают ситуации и еще хуже, когда автор откровенно врет. К таковым, как это не прискорбно, относится и Александр Иванович Герцен. Вот удивительно: прекрасный слог, глубокий ум и совершенная беспринципность. Врага надо разить? Надо! Значит, будем это делать всеми способами, в том числе и клеветой.

Есть у Герцена в книге «Былое и думы» просто ошибки. Вот, например, пассаж о Толстом-Американце: «Я лично знал Толстого и именно в ту эпоху, когда он лишился своей дочери Сарры, необыкновенной девушки, с высоким поэтическим даром. Один взгляд на наружность старика, на его лоб, покрытый седыми кудрями, на его сверкающие глаза и атлетическое тело показывал, сколько энергии и силы было ему дано от природы. Он развил одни буйные страсти, одни дурные наклонности, и это не удивительно: всему порочному позволяют у нас развиваться долгое время беспрепятственно, а за страсти человеческие посылают в гарнизон или в Сибирь при первом шаге... Он буйствовал, обыгрывал, дрался, уродовал людей, разорял семейства лет двадцать сряду, пока, наконец, был сослан в Сибирь, откуда "вернулся алеутом", как говорит Грибоедов, то есть пробрался через Камчатку в Америку и оттуда выпросил дозволения возвратиться в Россию.»
Даже сейчас этот персонаж достаточно известен, даже в наши дни знают, что ОН НЕ БЫЛ СОСЛАН В СИБИРЬ. Он был высажен с корабля Крузенштерном за совершенно неподобающее поведение. Но это же неинтересно? Куда круче история о том, как царский режим ссылал сильных личностей в Сибирь!

Есть у Герцена очень странные интерпретации событий.
« История, как один из них попал в университет, так полна родственного благоухания николаевских времен, что нельзя удержаться, чтоб ее не рассказать. В лицее каждый год празднуется та годовщина, которая нам всем известна по превосходным стихам Пушкина. Обыкновенно в этот день разлуки с товарищами и свидания с прежними учениками позволялось молодым людям покутить. На одном из этих праздников - один студент, еще не кончивший курса, расшалившись, пустил бутылку в стену; на беду бутылка ударилась в мраморную доску, на которой было начертано золотыми буквами: "Государь император изволил осчастливить посещением такого-то числа...", и отбила от нее кусок. Прибежал какой-то смотритель, бросился на студента с страшным ругательством и хотел его вывести. Молодой человек, обиженный при товарищах, разгоряченный вином, вырвал у него из рук трость и вытянул его ею. Смотритель немедленно донес; студент был арестован и послан в карцер под страшным обвинением не только в нанесении удара смотрителю, но и в святотатственном неуважении к доске, на которой было изображено священное имя государя императора. Весьма легко может быть, что его бы отдали в солдаты, если б другое несчастие не выручило его. У него в самое это время умер старший брат. Мать, оглушенная горем, писала к нему, что он теперь ее единственная опора и надежда, советовала скорее кончить курс и приехать к ней. Начальник лицея, кажется, генерал Броневский, читая это письмо, был тронут и решился спасти студента, не доводя дела до Николая. Он рассказал о случившемся Михаилу Павловичу, и великий князь велел его келейно исключить из лицея и тем покончить дело. Молодой человек вышел с видом, по которому ему нельзя было вступить ни в одно учебное заведение, то есть ему преграждалась почти всякая будущность, потому что он был очень небогат, - и все это за увечье доски, украшенной высочайшим именем! Да и то еще случилось по особенной милости божией, убившей вовремя его брата, по неслыханной в генеральском чине нежности, по невиданной великокняжеской снисходительности! Одаренный необыкновенным талантом, он гораздо после добился права слушать лекции в Московском университете.»

Что мы видим? В переводе на современные реалии вот что: учащийся старших классов на выпускном вечере своих товарищей напился, стал буянить, испортил казенное имущество, избил школьного охранника или сторожа. Его из школы выперли. Герцен утверждает, что с юношей поступили крайне несправедливо. А что, ему аттестат о примерном поведении надо было выписывать? Медаль давать?Вот при чем тут благоухание николаевских времен? Что, в другой стране мальчика бы по головке гладили? И как легко Александр Иванович делает предположения! "Весьма легко может быть, что его бы отдали в солдаты". А, может, и не весьма легко. А, может, и не отдали бы...

Читаем дальше. Collapse )
promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…