May 24th, 2018

Блокпосты и комендантские

Пишет bez_pisem
Нас направили на этот блокпост в конце апреля - начале мая 2014 года. Чёткой задачи перед нами не поставили. Мы поняли её так — препятствовать проникновению в город боевиков. В случае штурма - дать время для подхода основных сил. По приезду осмотрелись, познакомились с гаишниками, которые стояли на этом посту. Быстро оформили позиции, устроили быт. Тогда ходило много слухов о том, что правосеки используют машины скорой помощи и инкассаторские машины для перемещения по городу. Поэтому этим машинам уделяли особое внимание. Из вооружения у нас были автоматы и 11 РПГ-26, которые все называли «мухами». Особого ничего не происходило, но несколько эпизодов стоит отметить.

Сам блокпост захватили, если так можно сказать, бойцы «Востока». Им очень повезло, что вояки, которые там стояли, не стали оказывать сопротивления, иначе появился бы ещё один печальный эпизод в истории этого достойного подразделения. Происходил «захват» так. На блок-пост въехал автобус с востоковцами. Старший из востоковцев начал переговоры с военными. По результатам, военные собрались и уехали, а востоковцы высадились из автобуса и «заняли» блокпост.

Как то ночью, мы остановили подозрительную машину. Она была полна цыган. Они начали гнуть пальцы, брать на горло. Надо отметить, что документы до этого момента всегда проверяли гаишники. Цыгане им что-то показали и те собрались их отпустить. Пришлось вмешаться. Оказалось, что показали они визитку начальника ГАИ Донецкой области, документов же на машину у них не было, как впрочем и прав. Положили их на землю, обыскали. Сначала они угрожали, подняли шум, но произошёл забавный эпизод, который изменил ситуацию. Разбуженный шумом, из посадки показался мой боец, который спросил, что происходит. Ему ответили, что задержали угонщиков. Р-р-р-р-а-а-а-с-с-с-т-р-е-л-я-ть! - сказал он и ушёл в посадку. Кто-то лязгнул затвором и тут угонщики вспомнили, что они имеют семьи, у каждого по пять или восемь детей, что они готовы рассказать кому гнали машину, где торгуют наркотой. Менты смотрели на нас округлившимися глазами. Они ещё не знали, что их ожидает. Я подозвал старшего, попросил вызывать «луноход», что бы отвезти угонщиков в участок. Он долго отказывался. Пришлось объяснить ему, что в случае, если задержанные не будут оформлены как положено, он будет считаться их пособником, со всеми вытекающими последствиями, а время военное. Машину сразу вызвали. На всякий случай я объяснил менту, что я лично буду проверять ход дела. И если задержанные будут отпущены и не будут привлечены к суду, то он будет наказан, как их сообщник. Менты долго шушукались между собой, но претензий не высказывали.


На следующее утро, когда я отдыхал, меня подозвал боец. Я подошёл на блокпост и стал свидетелем конфликта. Некий водитель джипа наезжал на водителя «Таврии», будто бы то его подрезал, повредил зеркало. Поэтому водитель джипа требовал многодолларовой компенсации от водителя «Таврии». На тавриявода смотреть было жалко. Боец сказал, что видел, как все было. «Таврию» подрезал джип. Водитель джипа — родственник главмента. Разобравшись с тем, что произошло, я подошёл к водителю «Таврии». Здравствуйте! У Вас есть претензии к водителю джипа? - спросил я. Нет, - ошарашено ответил тавриявод. Счастливого пути, - ответил я, - можете ехать, - сказал я и вернул ему документы. Водитель джипа начал что-то орать, расписывать как он всех порвёт. К нему подскочил гаец и сказал ему, - лучше уезжай, ты даже не знаешь, что это за отморозки. К сожалению, водитель джипа оказался не дураком и уехал.


Однажды мой боец сказал, что «гайцы» берут взятки. Я подошёл к старшему и сказал, - посмотри на меня и хорошо запомни, когда мы стоим на блок-посту вы взяток не берете. Кто берёт? - возмутился старший. Вот он, - показал я и вытащил деньги из кармана одного из ментов смены. Старший попытался поделиться со мной. Сучья порода. В общем, в нашу смену взятки менты не брали.


Как то раз остановили инкассаторскую машину, а как вы помните, тогда считалось, что правосеки используют эти машины для перемещения. Попросил я показать, что везут. Инкассаторы стали рассказывать сказки, что у них нет ключей. Я положил «муху» на плечо и сказал, что открою машину сам, без ключей, и что выходить из машины не обязательно. Ключи нашлись. Мы осмотрели машину, правосеков в ней не было. Инкассаторы долго переспрашивали, - действительно они могут ехать. Похоже они приняли нас за грабителей.


В один из дней приехали очередные журналисты. На этот раз из Турции, не помню издательство, а в тот день казаки КСОВД, совместно с бесовскими, разгромили Волновахский блокпост и раненых ВСУшников скорые везли в больницы Донецка мимо нас. Останавливаем скорую, открываем двери, сидят перепуганные пацаны. Вода, сигареты нужны? - спрашиваю я. Нет, - отвечают они, - Счастливого пути! Турок спрашивает, - а кто это? Раненые ВСУшники, - отвечаю я. И вы их отпускаете? - не может поверить турок. Но тогда ещё была надежда на благоразумие Киева.


Кстати о журналистах. Тогда их было много. Я лицо не прятал, так что у меня интервью брали часто. Помню разные забавные эпизоды.Collapse )
promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

Бродники

Среди различных племен и народов, с которыми соприкасалась средневековая Русь, один народ стоит несколько обособленно. Это бродники, жившие на берегах Дона и Азовского моря. Летописи очень мало упоминают о них, а археологи не могут найти ни материальных, ни письменных следов этих людей. Мы знаем, что они в качестве союзников-наемников участвовали в княжеских усобицах и русско-половецких столкновениях, а воевода бродников по имени Плоскиня в битве на реке Калка, по сути, выступил на стороне татар, убедив русских сдаться. Это, пожалуй, и все, что мы знаем об этих людях.
Каких только версий не выдвигают о происхождении этой группы людей: и потомки крестившихся хазар, и аланы, и вольные славянские общины. Может быть, они были выходцами из Белой Вежи или Тмутаракани. По некоторым отрывочным упоминаниям в средневековых документах можно сделать вывод, что они были христианами и говорили на славянском языке.
Достоверно сказать, какого они были роду-племени, невозможно. Точно также нельзя сказать, когда они появились в степи и когда исчезли. Ясно одно, в двенадцатом-тринадцатом веке они существовали и представляли собой определенную силу, с которой надо было считаться.
Скорее всего, они были потомками древнего оседлого населения Донбасса – этнических славян и алан, живших тут со времен Хазарии, а то и более ранних. После гибели Хазарского каганата и появления в Причерноморских степях кочевников (печенегов и затем половцев) эти люди были вынуждены выживать самостоятельно, не надеясь на чью-либо помощь. Часть из них погибла, но часть смогла уцелеть и приспособиться к непростым условиям соседства с кочевниками.
Уцелевшие могли жить в небольших укрепленных поселках на донских берегах и островах. Это давало возможность защититься от степняков и постоянно иметь еду за счет ловли рыбы и охоты. Поскольку оседлое население всегда более развито технически, чем кочевое, то бродники могли наладить с половцами своеобразный симбиоз, основанный на разделении труда: половцы воюют и разводят скот, а они куют оружие, изготовливают всякую утварь и прочие необходимые вещи. Со временем эти поселенцы сложились в отдельную общность, в культуре которой аланский компонент растворился в славянском. Ко времени монгольского вторжения это был отдельный, не подчинявшийся Киеву славянский народ, населявший берега Дона и его притоков Хопра и Медведицы.
По образу жизни бродники очень напоминали появившихся в тех же местах спустя триста лет казаков. Это были свободные самоуправлявшиеся общины, добывавшие пропитание охотой, рыбной ловлей и войной. При возможности они нанимались в княжеские дружины и участвовали в больших войнах. Как и половцы, они предпочитали иметь дело с Черниговскими князьями. Когда такой возможности не было, свои проблемы они решали самостоятельно.
Можно предположить, что общины бродников пополнялись, в том числе, и за счет бежавших из русских княжеств преступников, дружинников проигравших князей, искателей удачи или просто авантюристов.
Тем более, что на юго-западных границах Руси происходило нечто подобное. В область между Карпатами и Днестром, в низовья Дуная стекались те, кому жизнь на Руси скучна была, или кому приходилось спасаться бегством, кому путь домой был заказан из-за темных да лихих дел. Здесь с центром в городке Берлад сложилась общность вольных искателей удачи воинов-берладников. Зачастую тут же искали спасения или вербовали новых воинов разгромленные в междоусобицах князья западной Руси. Например, один из галицких князей по имени Иван Ростиславич в историю вошел под прозвищем Берладник.
В середине тринадцатого века упоминания о бродниках исчезают из летописей, а спустя три столетия на тех же землях появляются первые казацкие станицы. Невозможно сказать, были ли казаки потомками бродников по крови, но по духу и образу жизни – несомненно.

Более ранние части смотрите по тэгу "Древняя Русь"