October 9th, 2018

40 дней

Исполняется 40 дней с момента гибели Александра Захарченко.
Вечная память первому Главе республики.
Он был храбр, искренен и любил свой край.


Приведу пару цитат, принадлежавших его политическим противникам:
Collapse )
promo donbassrus март 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

Бывшая Одесса. Бывшие одесситы


Доброго времени суток, друзья мои. Сегодняшний текст я не назвал бы статьёй или даже заметкой. Это, скорее, реплика. Реакция на увиденное и услышанное. На то, что имело предысторию. И на то, к чему всё пришло вполне справедливо и закономерно. И нет – у меня нет радости по поводу того, о чём я хочу сейчас сказать. Впрочем… Всё заслужено. Всё правильно.

Чуть больше года назад, в кафе на главной площади Донецка, я пил чай со своим другом Игорем Сиваком – замечательным одесским автором и исполнителем песен. Человеком невероятно талантливым, на которого не обращает внимания официоз современной России, но весьма популярным среди тех, кто за эту Россию по той или иной причине взял оружие в руки. И, разумеется, живёт он сейчас не в Одессе. В своё время он чудом избежал страшной смерти на Куликовом поле, был вынужден несколько месяцев скрываться и, в итоге, покинул родной город, переехав в большую Россию. Он тогда приехал на Донбасс для того, чтобы провести несколько бесплатных выступлений перед бойцами, стоящими на линии фронта. Уже не в первый раз, да и не в последний. Помню, меня тогда почему-то потрясла одна его фраза: он сказал, что никогда не вернётся в Одессу. Не потому, что у него не будет такой возможности – в победу, не смотря ни на что, он крепко верит, как и все мы. Он просто не хочет. Не смотря на то, что родной город он, как истинный одессит, очень любит. И на мой вопрос, почему так, он сказал, что уже не сможет жить «рядом с этими» — теми, что прогнулись под бандеровцев. Причём, прогнулись отнюдь не по идейным соображениям, а просто для того, чтобы сладко спать и вкусно жрать. Теми, кто радостно продал всё, чем его учили гордиться, что его учили уважать – всё то, чем являлась Одесса. И мой друг абсолютно не сомневается в том, что, когда всё снова изменится, эти граждане снова «переобуются на лету» и начнут рассуждать о том, как они вынуждены были притворяться, делать вид, что они за нацистов, говорить о том, что «героям слава». И, быть может, многие из них при этом не слукавят. Всё так. Но жить рядом с ними он больше не сможет. Смотреть в их лица. Дышать с ними одним воздухом. Ходить по одной земле. И я его прекрасно понимаю. То, что он ощущает. Пусть, наверное, я и не смогу объяснить это экзистенциальное отвращение людям со стороны. Но я, всё же, смею надеяться, что читающие меня понимают, о чём я говорю.

Но это было год назад. А пару дней назад мне скинули ссылку на одну короткую заметку. И тоже про Одессу. Суть заметки была в том, что коренные одесситы сейчас просто побежали из города. Они переезжают. Они просто уезжают. Они покидают родной город целыми домами. Медленно. Но неумолимо. Так, как гражданское население покидает прифронтовой Донецк. С той лишь разницей, что на Одессу не падают снаряды и линия фронта, отделяющая жизнь от смерти, не проходит в трёх километрах от городской черты. Как это, довольно образно и, по-одесски, смачно было описано: «Так не бежали даже евреи при коммунистах» (с). Вызвано это тем, что, после известных кровавых событий, Одессу наводнили выходцы с западной Украины. Которые ведут себя в городе хуже оккупантов, делая жизнь тех самых коренных одесситов невыносимой.

Вот что по этому поводу говорит один из пишущих одесситов, которого цитируют в заметке: «Одесса за последние годы превратилась из третьего города Империи в хуторок в степи. Город занимается исключительно обслуживанием туристов с Западной Украины, которые только пьют, мусорят и справляют нужду прямо в море. Мы теперь южный Трускавец, захудалый курорт для украинской голытьбы» (с).

Замечательная картина, не так ли? Если отряхнуть с неё оценочные суждения комментатора к «понаехавшим» (которых никогда и никто не любит), то говорит она о том, что город, два столетия бывший жемчужиной в нашей короне, промышленным, культурным и экономическим центром, стремительно деградирует и, откровенно говоря, умирает. Пока это незаметно. Но уже, к сожалению, очевидно.Collapse )