November 15th, 2018

Черная смерть.Часть 2

Более ранние части смотрите по тэгу "Древняя Русь"


К 1352 году эпидемия добралась и до русских земель. Как и в Европе болезнь была скоротечной, и уже на третий день заболевший умирал. Первым княжеством пострадавшим от Черной смерти, стало Псковское. «Священницы не успеваху тогда мертвых погребати, но во едину нощь до заутриа сношаху к церкви мертвых по двадесять и до тритцати, и всем тем едино надгробно пение отпеваху...; и тако полагаху по пяти и по десяти во едину могилу. И сице бяше по всем церквам. И не бе где погребати мертвых...», – пишет летописец.
Стремясь спастись, псковичи вызвали из Новгорода архиепископа Василия, чтобы он своими молитвами изгнал заразу. Однако сам святитель скончался, а болезнь перекинулась на Новгородскую землю. Затем чума, по словам летописца «по всем землям походи». «Во всей земле Русской смерть люта, и напрасна и скора; и бысть страх и трепет великий на всех человецех!» - пишет он. В городах Глухове и Белоозере, если верить летописи «ни един человек не остася», хотя, скорее всего, речь идет не о поголовной смерти, а о бегстве. По крайней мере, вскоре после эпидемии рядом с покинутым Белоозером возникает новый город Белозерск. Так что, возможно, жители просто бросили зачумленное место и перенесли город на новое место. Тем не менее на Руси пострадали практически все крупные города, хотя количество погибших было меньше, чем в Европе и в абсолютных, и в процентных показателях.
К середине пятидесятых годов четырнадцатого века эпидемия стихла, хотя отдельные вспышки чумы будут возникать еще в течение тридцати лет, унося в могилы десятки тысяч человек. Например, в 1364 году чума снова гуляла по Руси, да так, что «опусте земля вся и порасте лесом, и бысть пустыни всюду непроходимые. А пришел он от низу, от Бездежа, в Новгород в Нижний, а оттуда ... разыдеся в все грады».
Последствия Черной смерти были глобальными, как и сама эпидемия. В Европе погибло, по разным подсчетам, от трети до половины населения. Лишь к шестнадцатому веку численность населения Европы достигла уровня, бывшего до пандемии. Пресеклись многие аристократические роды, пошатнулся авторитет Церкви, дали трещину феодальные отношения, стали размываться границы между сословиями. В ранее замкнутые ремесленные цеха, где места передавались от отца к сыну, стали принимать людей со стороны, то же самое происходило и в церкви, где на места умерших священнослужителей пришли люди из других сословий. Люди стали пытаться осмыслить происходящее, из-за чего со временем началась эпоха Ренессанса, а затем Реформации. В общем, мир изменился кардинально. Проблему нехватки рабочих рук в Европе пытались решить путем завоза рабов, а основным поставщиком живого товара стала Золотая Орда. Впрочем, работорговля в Европе возникла гораздо раньше. Уже в XIII веке итальянские купцы активно покупали рабов во владениях татарских ханов.Collapse )

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

Гражданская оборона

«Вы знаете, что некоторые довольно узкие, можно даже сказать, маргинальные аудитории, например, представляющие поклонников группы «Гражданская оборона», исключительно активны», — сказал Мединский, комментируя предложение группы граждан назвать аэропорт Омска в честь солиста группы Егора Летова

Разумеется творчество Летова совсем не мейнстрим, но если спустя столько лет после его смерти, песни "Гражданской обороны"  поют от Владивостока до Бреста, то это что-то  значит

Цок-цок (рассказ)



Цок-цок
рассказ

Задача была простая: отвезти пацанам «сапог». В сторону Нового Света, куда-то за Горбачево-Михайловку. Туда, где в пыльной августовской степи стояли «укропские» артиллерийские батареи и рыскали черные «балаклавы» карателей из батальонов «Днепр» и «Донбасс». Направление: юго-восток.

«Сапог» - это станковый противотанковый гранатомет СПГ-9. Хорошая такая труба на треноге весом почти пятьдесят килограммов. Но главное, ее длина. Больше двух метров. В общем, освободили место в старой зеленой «двойке» ВАЗ-2102, загрузили гранатомет, ящики с выстрелами, тушенку, еще какое-то барахло. Набили почти под завязку. Да так, что ствол «сапога» торчал аккурат между сидениями водителя и пассажира и при движении легонько ударялся в лобовое стекло: цок-цок. Так и поехали.

Дороги у нас тогда были почти безлюдные. Ну, промелькнет одна-две машины — и все. Не было людей особо. Кто разъехался, кто попрятался. Боялись обстрелов. Боялись и противного слова «отжим». Человек с оружием непредсказуем, всякое могло тогда на дорогах случиться.

Цок-цок, цок-цок.

Первый блок-пост, где нас остановили, был на Чулковке, под мостом. Там, в относительном комфорте, обосновался «Оплот». Отрыли пару окопчиков, поставили пулемет. Но сидеть предпочитали в прохладной тени автомобильного моста. Говоря откровенно, боевой ценности данного БП я так и не понял. Подходы к блок-посту были открыты, слабую огневую точку легко можно было обойти. Впрочем, судя по тому, как парни резво бросились проверять документы у пассажиров подошедшего моспинского 34-го автобуса, это и являлось их основной задачей.

За хутором Гришки начинались бескрайние донецкие степи, густо поросшие коричневым подсолнечником. Дорога — то асфальт, то грунтовка. Причем грунтовка укатанная, как шоссе, а асфальт побитый, хуже грунтовки. Цок-цок, цок-цок.

Сволочное солнце, как всегда, в глаза. Воздух плывет, жара. Ветер в открытых окнах не спасает, а обжигает. Да и скорость небольшая, по такой дороге сильно не разгонишься.

Вдруг метрах в восьмидесяти из стены подсолнухов выныривает фигура человека и призывно поднимает вверх руку. Видно, что военный, у него разгрузка и автомат. На голове модная кевларовая каска под желтоватым чехлом. Расстояние между ним и машиной сокращается, и становится видно, что он не один. Из рыжих подсолнухов на нас смотрят еще пару стволов, а дальше стоит черный джип Land Rover. На таких «сараях» до войны ездили разные не бедные люди. У некоторых из них машины «отжали», и теперь они возят разных военных.

Но, самое противное чувство пришло секундой позже. Это был липкий животный страх. Тот самый, что заставляет волосы на руках подниматься дыбом и покрывает тело гусиной кожей озноба даже в самый жаркий день. И никуда от него не деться, от него нет спасения.

Мы нарвались. Нарвались на один из блуждающих постов, которые «укры» выставляли на пару часов по проселочным дорогам. Это разведчики. Они ловят таких как мы. И сейчас нас ждет дождь автоматных пуль. Потому что рыпаться поздно. Потому что у нас один АК-47 на двоих, и тот забит между дверью и сидением слева от водителя. Потому что у нас в салоне «сапог», выстрелы к нему, тушенка и разное барахло. Потому что у нас на антенне болтается выцветшая георгиевская ленточка. Потому что мы враги для них, а они враги для нас.

Водитель медленно сбавляет скорость. Мыслей никаких, ступор полный. Время словно остановилось. Я не знаю, может герои боевиков и способны были выскочить из машины, перекувыркнуться и одной очередью срезать ошеломленных врагов. Мы были не способны. Мы были здесь ошеломленными. Бывший механизатор-колхозник с соответствующим позывным «Тракторист» и я, горе-журналист, ищущий свою историю по полям этой войны.

Цок-цок, цок-цок.

Он не поднимал автомат, не передергивал затвор и не нажимал судорожно на спусковой крючок. Он просто стоял и внимательно смотрел на нас. Я до сих пор не могу вспомнить его лица, цвета глаз, каких-либо других характеристик. В память врезались только полоски желтого скотча на его рукавах — опознавательные знаки.

Хотел бы я написать как в красивом романе: «И тут наши глаза встретились». Расписать бурю промелькнувших в них эмоций, пронесшуюся в одно мгновение жизнь. Но, ничего этого не было. Ни жизни, ни эмоций. Его взгляд был прикован к стволу нашего «сапога», который продолжал долбить лобовое стекло: цок-цок, цок-цок.

А дальше произошло нечто невероятное.

«Укроп» молча поднял руку и начал показывать ею круговое движение: «Проезжай!»

Еще несколько секунд мы плавно катились по грунтовке. А потом «Тракторист» резко дернул рычаг коробки передач, одновременно вдавливая педаль газа в пол. «Двойка» заревела и взяла с места в карьер. Мы ушли!..

И вот, по прошествии четырех с лишним лет, я никак не могу полностью осознать происшедшее. Что это было? Чудо? Вмешательство каких-то сторонних сил, каких-то невероятных ангелов-хранителей? Или украинские разведчики попросту решили не обнаруживать себя стрельбой неподалеку от наших позиций? Я не знаю. Но, когда вспоминаю этот эпизод, в голове моей четко слышен стук по лобовому стеклу: цок-цок, цок-цок.

Вместо послесловия.

Как-то, сидя за кружкой кофе, я рассказал об этом случае «Масону». В августе 2014 года «Масон» командовал разведкой в батальоне «Царя». Действовали они как раз в тех же местах: Моспино, Вербовая Балка, Новый Свет и так далее.

Впрочем, не о том речь. «Масон» тогда рассмеялся и рассказал о подобном случае. Решил он прокатиться в сторону Нового Света, посмотреть что да как. Зашел в парикмахерскую. Постригся. Выходит, а на улице рядом с его джипом стоит точно такая же машина. И рядом военный с автоматом. Только на машине у «Масона» георгиевская ленточка, а на соседнем джипе — ленточка сине-желтая. Посмотрели они друг на друга какое-то время, рукой друг другу махнули в знак приветствия, и разъехались восвояси.

И так бывает.

Нелюбимая всеми война

Возвращаясь к теме Крымской войны
Солдаты и офицеры пеÑÐ¾Ñ‚Ð½Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñ€Ð°Ð·Ð´ÐµÐ»ÐµÐ½Ð¸Ð¹ в Крымской войне
george_rooke сделал логичный вывод:
Как, наверное, все знают, меня просто затянула Крымская, но у нас ее почему-то не любят. Причем не любит никто. Действительно, ну что вспоминать о войне, которая "показала гнилость и бессилие крепостной России" (В.И. Ленин)? Или вот из нонешних сторонников коммунизма: "факт такой: наряд сил и фортов и флота был признан недостаточным для противодействия эскадре союзников, поэтому, наши корабли утопили, использовав для блокировки фарватера. Как бы точка." (Клим Александрович Жуков). Причем все ведь понимают, что обе эти фразы - дикий передерг. Действительно, если гнилость и бессилие - это сражаться без союзников с четырьмя державами и свести противостояние к потере Бомарзунда, Керчи, Кинбурна и половине Севастополя, то тогда как расценивать итоги стояния под Плевной один на один с турками? Или русско-японскую?
Проблема в том, что для коммунистической идеологии Крымская - краеугольный камень. То есть, как все понимают, Крымская показала гнилость и бессилие, далее правительство, "которое после поражения в крымской войне увидело полную невозможность сохранения крепостных порядков", отменяет крепостное право (отменяет ли? ведь далее Ленин сам описывает эту "отмену" в кавычках), ну и все катится по наклонной к революции. То есть Крымская война - важная веха на пути к революции.
Не хуже у нас говорят о Крымской и сторонники либерализма. Там, как все знают, Александр II получил "команду не в порядке", далее последовала эпоха реформ, освободили крестьян, устроили капитализм, и Россия шла к счастью и прогрессу, пока гребанные большевики на деньги германского Генштаба не устроили не сексуальную - но революцию, и далее матушка-Россия покатилась в тартарары. А ведь почти начали жить как люди. И виноват в этом конечно же Николай I, за которым с легкой руки Толстого утвердилось прозвище "Николай Палкин" (А уж палками — недели не проходило, чтобы незабивали насмерть человека или двух из полка. Нынче уж и не знают, что такое палки, а тогда это словечко со рта не сходило, Палки, палки!.. У нас и солдаты Николая Палкиным прозвали. Николай Павлыч, а они говорят Николай Палкин. Так и пошло ему прозвище.).
Но может быть монархисты думают о Крымской войне по-другому? Не нынешние, а того, 19-го века.
Нет. Я сейчас сходу не найду цитаты, но смысл всех рассказов такой - Россия жила отлично, все было супер, но тут мировая закулиса в виде "вечно гадящей англичанки" решила Рассеюшку опрокинуть, и ей это удалось. ЗОГ вошел в русское правительство, потом в русскую жизнь (вот например славянофил-монархист Хомяков: «соблазны Запада проникли в Россию»), все это сломало православие и святую христианскую веру, ну и дальше поехавшие на фоне тлетворного влияния запада массы свергли Романовых.
Отдельно стоит упомянуть и нашу творческую интеллигенцию, которая металась посреди всех этих лагерей, успев побывать приверженцами и социализма-комунизма, и либерализма, и махрового капитализма, и зажечь глаголом о братьях-славянах, и п(р)олюбить монарха.
Вот например тот же Хомяков, который то клялся в любви царю, то рассказывал, что любой славянин - это прирожденный демократ: «Война — война справедливая, предпринятая нами против Турции... , — послужила нам наказанием: нечистыми рукам не предоставил Бог совершить такое чистое дело».
Вот профессиональный безработный (с работой учителем у него как-то не задалось) Николай Федорович Щербина, который как раз Николаем I был пристроен к департаменту народного просвещения, как раз про царя:
Он меж холопьями считался мудрецом
За то, что мысль давить была его отрада;
Он был фельдфебелем под царственным венцом
И балетмейстером военного парада.
Федор Тютчев о войне: "Это война кретинов с негодяями".
В общем, продолжать можно долго, как вы понимаете, просто я намекаю на то, что Крымская для всех "-измов" стала краеугольным камнем их идеологии.
Поэтому тот же условный коммунист-социалист не может согласиться, что русские морские офицеры могли круто лажать, что знаний у них для морского дела явно не хватало, что топить корабли было бы совершенно не нужно, и что у страха глаза велики. Ведь если это признать - окажется, что речь не о гнилости и бессилии царской России, а о глупости и некомпетентности отдельных лиц, об их карьеризме и страхе потерять местечко, и т.д.
Точно так же условный либерал никогда в жизни не признает, что Крымская война Россией вряд ли проиграна. По крайней мере на фоне других. Ибо Крымская война же показала - стране нужны реформы, она же потом вона как взлетела!
И условный монархист не признает, что главной проблемой в той войне был не всемирный заговор против России, а российская глупость и некомпетентность. Неумение смотреть на перспективу, неумение моделировать условия.
И уж особый батхерт у всех вызывает альтернатива вести войну наступательно. Ибо тогда ведь ее выиграть было можно! Это что же окажется? Тогда не гнилость и бессилие, тогда и без реформ неплохо, тогда и гадившей англичанке навалять должны были? Это же тут не камень, тут целое здание мифов развалится!
А вот если отстраниться от всяких "-измов"?
Помню давеча, после приведения мною цитаты из Мошнина, меня начали шпынять - это что, значит России флот вообще противопоказан?
Мужики, это значит только одно. У нас везде так было. Во всем. И в армии. И в политике. И в экономике. И вот это надо в будущем изживать и выжигать просто каленым железом.
Не верите?
Давайте смотреть.
Возьмем походы за Балканы. Уже в 1829 году Дибич показывает, что крепости осаждать не нужно, их надо просто блокировать, и делать рывок через Балканский хребет на оперативный простор.
Крымская война начинается с чего? Правильно, с борьбы русскими за придунайские крепости.
Далее Милютин и Соболев рассказывают, что такая стратегия порочна, что надо делать рывок, но вот начинается русско-турецкая война 1877-1878 годов, и... Никополь с Плевной.
Ладно, черт с ними, с Балканами. В конце концов у нас же армия достигала реальных успехов, скажете вы. И будете правы. Достигала.
Но я вам задам одну задачку, можете в комментариях на нее ответить. Вы можете привести хоть одну войну, которую мы реально спланировали и провели по плану?
Лично я смог вспомнить только один случай на всю нашу историю - операция в Маньчжурии в 1945 году против Квантунской армии, и высадки десантов на Курилах и в Корее.
Все остальное чаще всего - полнейшая для нас неожиданность, в стиле - "само рассосется".
Ключевский: "Редкая война даже Россию заставала так врасплох, так плохо была обдумана и подготовлена, как Северная".
Тот же 1828 год. Армия говорит, что обеспечения снабжения и движения на Балканы неплохо бы флоту взять Варну. А где наш флот? Почти полным составом берет Анапу, то есть находится на противоположном конце моря! Вшивую Анапу, блокировать которую с моря хватило бы пары вшивых фрегатов!
Да что там флот, вот из той же войны: "Император был уверен, что едва русские перейдут Дунай, как турки будут просить мира, и мысль сия столь сильно в нем поселилась, что он три раза приказывал Киселеву по переходе через Дунай посылать в авангард справляться, не приезжал ли парламентер от визиря".
Ан нет, не запросили турки мира. Почему-то. Пришлось воевать.
Ну это же Николай, скажете вы. Солдафон, фельдфебель на троне. Хорошо. Вот вам лукавый византиец, война 1806-1812 годов: "отдавая приказ о переходе через Днестр, Александр I не считал это объявлением войны: он надеялся, что испуганная Турция порвет с Францией". Что изменилось?
Я к чему?
Да к тому, что давайте переставать говорить штампами. Очень просто спрятаться за цитатами всяких "-измов" и убеждать себя, что ты в домике, и у тебя все хорошо. Ибо, например, если вокруг все враги и воры, то значит ты хорошенький и ни в чем не виноват, и можно продолжать лежать на диване, и смотреть с пивом телевизор.
Мне кажется, надо четко говорить как и о недостатках, так и о достоинствах. В этом плане Крымская война показала примеры как и нашей глупости, так и нашей боеготовности, причем в некоторых эпизодах она была гораздо выше, чем у союзников.
Проиграна Крымская прежде всего отсутствием нормального плана войны и пассивной стратегией от обороны, и если бы вместо ее избрали бы активную стратегию, даже без заранее сформированного плана - вполне могли бы навалять двум самым передовым державам, да еще и Австрии в придачу. Не хватало нам весь XIX век нестандартных ходов в политике и на поле боя. Выйди тот же Николай, покайся перед венграми, и скажи: "Братцы, я дурак! Вас реально надо было поддержать. Готов вернуть из Сибири всех повстанцев, и биться вместе с вами за свободу Венгрии", и... проблемы Австрии в Крымской сразу нет. Вот почему-то после Екатерины II эту способность к нестандартным ходам мы потеряли напрочь. За что и расплачивались раз за разом.
Как-то так.