September 17th, 2019

Армия Цин

Китай за свою многовековую историю знал и удачные, и катастрофические времена. Если сравнивать его развитие со странами Европы, то и в античное время, и в средние века поднебесная империя ни в чем не уступала мировым лидерам. Однако в девятнадцатом веке, когда произошло его столкновение с западным миром, Китай продемонстрировал вопиющую слабость. Во время опиумных войн несколько тысяч британских солдат в хвост и гриву громили огромные китайские армии, и в итоге навязали императору свою волю, буквально поставив на колени самую населенную страну мира.
Почему же так произошло? Разгадка простая. Чтобы быть в форме, нужно постоянно прикладывать усилия. Чтобы армия была боеспособна, она должна регулярно сталкиваться с врагом и в холодной или горячей войне оттачивать свое мастерство. Если же никакой нужды в напряжении сил нет, то мышцы государства неизбежно дряхлеют. Вооруженные силы и работающая на них промышленность деградируют, и страна оказывается полностью беззащитной, когда появляется враг.
В XVII веке Китай был завоеван маньчжурами, которые стали господствующим классом в стране, а их вождь превратился в китайского императора. Так началось правление династии Цин. Некоторое время новые хозяева потратили на завоевание всех провинций и подавление мятежей, затем на внешнюю экспансию, и к концу восемнадцатого века империя достигла пределов территориального расширения. И оказалась в парадоксальной ситуации: врагов у империи больше не было. С востока плескалось море, с запада Цин окружали пустыни и полупустыни, где-то далеко на севере были окраины русского государства, но настолько малонаселенные и необжитые, что наши предки никакой угрозы огромной империи не представляли. Активная, бурлящая жизнью и идеями Европа, с учетом тогдашнего развития транспорта, была практически недосягаема и также не несла никакой опасности.

Так что военная система маньчжуров оказалась словно законсервированной в том состоянии, в каком она находилась во время последних войн, и триста лет никак не менялась. Просто потому, что не было в этом никакой нужды. Опасного внешнего врага нет, а с мятежниками или варварами имевшиеся силы вполне справлялись и так. Вдобавок согласно воззрениям китайцев того времени Поднебесная империя была центром мира. и потому им не пристало учиться чему-либо у близких или далёких варваров.
Калмыцкая кавалерия из провинциального гарнизона империи Цин в Синьцзяне. Фотография сделана в 1906 году
Кавалерия из провинциального гарнизона империи Цин . Фотография 1906 года
В итоге, когда в середине девятнадцатого века европейцы наконец-то пришли в Китай (в который кроме современных земель КНР входило Приморье, Тыва, Корея, Тайвань, Тибет), они встретили там примерно тот уровень развития военного дела, какой в Европе был в XVII веке.
Collapse )
promo donbassrus март 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

Издержки профессии

Однажды H. - редактор одного молодого, но чрезвычайно прогрессивного издания, попал в автокатастрофу. Ему размозжило обе ноги, изломало рёбра, проломило голову, а ещё он вышиб все зубы. Сознание едва теплилось в его измочаленной бренной оболочке, но он всё равно смог на грани обморока дотянуться до мобильного телефона и вызвать своего последнего собеседника – это оказался его подчинённый. Н. объяснил, что с ним произошло и назвал приблизительное место аварии, после чего впал в беспамятство.
Через некоторое время он пришёл в себя и обнаружил, что вокруг машины снуют фотокорреспонденты, выискивая удачные ракурсы. Н. слабо застонал. Его услышали – вокруг машины началась суета. Через разбитое стекло заглянул один из подчинённых Н.
- Ну что, шеф, очень больно?
Н. опять застонал и закатил глаза. Подчинённый поспешил успокоить его.
- Вы не волнуйтесь. Мы первые фотки дали – уже 20 тысяч просмотров. Уже заканчиваем подготовку ток-шоу на тему свободы слова. Аналитический отдел уже выпустил материал о том, что за аварией стоят спецслужбы.
Н. снова застонал, пытаясь объяснить, что ему очень больно. Подчинённый понял его превратно.
- Точно! Давайте стрим сделаем. Сможете рассказать, что это политический заказ?
Он поглубже просунулся в искорёженную машину и ткнул в Н. видеокамерой, но тот взвыл от боли и провалился в беспамятство.
Когда он снова пришёл в себя, его кто-то аккуратно гримировал. Откуда-то сбоку послышался голос подчинённого.
- Не волнуйтесь – это BBC приехало. Сейчас будут снимать. Потерпите, так нужно.
Перед разбитой машиной затараторила на английском прыщавая журналистка в очках. Потом просунулась сквозь дыру в лобовом стекле и поднесла микрофон к губам Н., но тот ничего не мог сказать, потому что у него совсем пересохло во рту. Откуда-то сбоку ему зашипели.
- Что же вы? Скажите что-нибудь! Нехорошо ведь получается!
В бое ему сильно ткнули. Н. протяжно взвыл в микрофон. Журналистка довольно кивнула и удалилась. Н. опять потерял сознание.
Когда он снова пришёл в себя, кто-то выпиливал резаком дверь. Вокруг сыпались искры, пахло окалиной.
- Спасатели!
Обрадовался Н.
Наконец дверь была сорвана, но никто не стал вызволять его израненное тело из скомканного автомобиля. Вместо этого Н. ослепило сияние вспышек – журналистская братия радовалась новому, более кровавому ракурсу. Раздались возгласы.
- Подними ему голову!..
- Ногу ему подвинь, чтобы кость было видно!..
- Снимай левее, видишь, он обмарался!..
Боль стала нестерпимой и Н. опять потерял сознание.
Очнулся он на носилках – какие-то люди спешно везли его по длинному белому коридору.
Превозмогая боль Н. спросил
- Я в больнице?
Один из мужчин хмыкнул.
- Какая там больница! Первый канал. Пусть говорят. Прямой эфир сейчас снимать будем. Потерпите…
Н. заплакал и попытался умереть, но ему вкололи каких-то чудесных снадобий и под бурные аплодисменты ввезли прямо под безжалостный свет софитов.
автор

Просто история

По дороге в храм догнала меня цыганка средних лет в красной косынке, обернутой вокруг высокой прически, и дернула за подрясник в районе локтя левой руки.
Остановился и обернулся.
- Ты хозяин церкви?- кивнула она головой по направлению виднеющихся куполов храма.
- Я – настоятель…
- Вот! – и резко сунула мне в руку сжатые в кучку купюры гривень.
Я, естественно, удивился и поинтересовался с какой, мол, стати.
- Это Наина сказала отдать! Ничего из них не потратила.
Кто такая Наина я не знал. Но догадался. Это та пожилая цыганка, что пристала ко мне возле храма четыре дня тому назад, требуя дать ей деньги, потому что кормить семью не за что, лекарства купить ей себе не получается- денег нет.
Я выслушивал ее длинный повторяющийся монолог скептически. А затем, на свою голову, спросил: «Ну, скажи: сколько денег тебе надо для счастья?» Она тут же выпалила, словно готовилась: «Три тысячи гривень!»
- Как- три тысячи гривень? И ты будешь счастлива?
Она согласно кивнула.
- И ты больше не будешь к людям приставать и требовать от них денег?
Она опять кивнула.
- Хорошо. Три тысячи у меня сейчас нет. Я тебе дам тысячу гривень. А завтра приди к двум часам дня и я достану тебе еще две тысячи.
На следующий день я выполнил свое обещание, хотя и терзался жадностью. Но, пошел на принцип.
При передаче денег спросил счастлива ли она теперь, как владелица 3000 гривень, еще раз потребовал, чтобы пообещала, что больше никогда не станет клянчить у людей денег. На что получил исчерпывающий ответ, что «до самой смерти ни у кого не попрошу денег! Христом- Богом клянусь!» И довольная ретировалась.
А теперь эти же деньги были опять в моей ладони.
- Сегодня ночью умерла Наина, - поведала Лачи (я спросил ее имя), - тяжело умирала. Тебя вспоминала. Говорила, что сама виновата, прокляла себе, смерть на себя наслала. Всем нам сказала, что бы никогда у попов денег не просили…У нее деньги были. Это она ТАК у тебя попросила. Хотела больше… А это тебе от меня…
Сунула еще две крупные купюры по 500 гривень и сразу стала уходить.
- А за что даешь деньги?
- Не спрашивай…
- Я не возьму. Тут, при дороге оставлю, если не скажешь. Вернись!
Развернулась и на пустой улице, среди частных домов за заборами, громко сообщила: «Это я, хозяин, у тебя свечи воровала! Заходила и брала. Надо было. Они у тебя освященные. Больше негде было взять. Вот возвращаю деньги. Там больше, чем я украла. Прости! Не проклинай!»
- Да, Бог с тобой! Не буду тебя проклинать! Ты хоть крещенная? А Наина? А с каким именем Крестили?
Оказывается, ее зовут – Мария, а Наину- Неонилой.
Резко развернулась и пошла решительно.
Не стал останавливать. Хорошо, хоть имя почившей узнал. Помолился об упокоении.

Нет у меня вывода к этой истории. Просто, необычная.

Алипий Светличный