September 19th, 2019

о журналистах и свободе слова

Наверное все помнят анекдот со словами "Я тоже могу выйти на Красную площадь и сказать: «Трумэн дурак»...
Оказывается это кусочек из реальной истории, записанной Борисом Полевымв книге "В конце концов" (Нюрнбергские дневники).
"В длинные вечера здешней ранней весны, почему-то похожей на нашу позднюю осень, на улицу никого не тянет, в гостиных пресс-кемпа, в его читальнях, в баре между нами и зарубежными коллегами возникают беседы и споры. Иногда острые, но чаще добродушные.
В этих спорах нашим боевым слоном неизменно является Даниил Краминов, хорошо знающий зарубежных коллег и условия их работы.

– Вот я в своей газете могу обругать любого сенатора либо конгрессмена, и мне ничего не будет, – шумит представитель херстовского агентства. – А вы можете?

– Можем, ругаем и министров. У нас есть государственный лозунг – самокритика нужна нам, как воздух, как вода.

– Я могу выйти на площадь перед Белым домом и сказать во всеуслышанье: «Трумэн – дурак». А вы?

– Я тоже могу выйти на Красную площадь и сказать: «Трумэн дурак», – отвечает Семен Нариньяни.

– А можете вы сказать это о Сталине?

– Не можем, это было бы клеветой. Он такого названия не заслуживает. А клевета в печати у нас – уголовное преступление.

После этого скрещения шпаг остроумия включается в разговор Даниил Краминов. Улыбаясь, он спрашивает:

– А вот своего босса, сенатора или депутата, с которыми ваш босс дружит и на которых ориентируется, сможете вы обругать? Ну? Вас напечатают? А если напечатают, что с вами потом произойдет?

Наступает пауза. Наши западные коллеги переглядываются. Здесь любят остроумие, ценят едкое слово и, что особенно приятно, умеют посмеяться и над собой. На этот вопрос Краминова никто предпочитает не отвечать."
promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…

о благотворительности

Часто можно услышать: "Почему на армию, чиновников есть деньги из госбюджета, а на лечение детей собирают по жертвования по телевизору?"

Пишет Светлана Машистова https://m.fontanka.ru/2018/09/22/039/
В 2010 году я узнала на сайте питерских родителей Littleоne о сборе денег для девочки Сони, у которой обнаружили острый лейкоз. У меня дочка на год младше Сони, наверное, еще поэтому ее история задела меня за живое. Соню госпитализировали прямо из детсада. Ей повезло. Лейкоз нашли еще на той стадии, когда бластные клетки не вышли в периферическую кровь. Врачи очень хорошо отработали. У девочки были все шансы пролечиться и навсегда забыть о болезни.

А потом началось нечто странное. Несмотря на благоприятный прогноз, родители девочки вдруг захотели выехать в Германию и объявили сбор денег на поездку, они чуть ли не выкрали ребенка из больницы. И там в Германии отдали Соню шарлатану, некоему доктору Клеру, врачу-дерматологу, предлагавшему специфическую иммунную терапию, по сути, лечение мухоморами. В итоге через полгода девочка снова вернулась к российским врачам в тяжелейшем состоянии. К счастью, Соню смогли спасти в Детской городской больнице № 1.

А для меня открылся вот этот новый мир сбора денег в соцсетях. Сразу стало очевидно – здесь что-то не так. После истории с Соней я около года наблюдала за происходящим в социальных сетях, никак не вмешиваясь. Но потом встретилась с историей девочки Нели. У нее имелась квота на лечение в научно-исследовательском медицинском центре им. Дмитрия Рогачева – одной из лучших клиник России. Но опять был объявлен сбор денег на отправку девочки за границу. Этим ей по сути сорвали лечение, а через полгода Неля умерла. На примере Нели и Сони я в соцсетях пыталась взывать к разуму жертвователей, показывать пагубность таких сборов, но столкнулась с тем, что меня не хотели слышать.