donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Categories:

Севастополь курильщика


В сознании многих тру-севастопольцев (настоящих, подлинных) город и его жители безмерно идеализируются. Корни этой идеализации уходят в основы севастопольской идентичности – широкий набор городских особенностей, сформированных целым рядом исторических обстоятельств. Однако, этот идеальный Севастополь, за редким исключением, всё меньше соотносится с суровой и непреклонной действительностью. Идентичность перестаёт определять окружающую реальность и всё больше превращается в грёзы и самообман. – Пряча голову в своё великое прошлое, севастопольцы не желают признавать свою причастность и ответственность за неприглядное настоящее. Севастополь по-прежнему продолжает считать себя здоровым человеком, несмотря на то, что медленно, но верно превращается в город курильщика.

Безусловно, в своём большинстве сознательные адекватные севастопольцы, любящие свой город и переживающие за него, стараются соответствовать высоким севастопольским стандартам. Однако, сегодня те немногие здоровые ростки севастопольского общества, которые ещё сохранились, уже слабо различимы в густом море разросшегося сорняка. Да и сами носители идентичности – остаются людьми со своими слабостями и недостатками. С одной стороны, у каждого, если речь не идёт о сверхчеловеке, имеется собственный набор пороков. С другой стороны, даже самые правильные люди зачастую подвержены разлагающему влиянию окружения и среды обитания (это хорошо объясняет «теория разбитого окна»). И наконец, некоторые из севастопольских недугов – родовая травма, побочный эффект самой севастопольской идентичности.

Севастопольское общество нуждается в качественной программе оздоровления. Но прежде чем выписывать рецепты лекарств и назначать курс лечения, необходимо диагностировать болезни. Попробую здесь выявить наиболее важные и распространённые:

Завышенная самооценка

Принадлежность к особенному городу с одной стороны порождает в севастопольцах оправданное чувство гордости за Севастополь, с другой стороны ложное ощущение собственной исключительности и раздутое самомнение. Это отражается и в отношении других крымчан, и в отношении приезжих из других регионов и даже во взаимоотношениях с другими севастопольцами. Типичный севастополец всегда и во всём должен быть первым и лучшим, конкуренция может возникнуть по любому поводу и на любой почве. Он всегда лучше остальных всё знает, по любому вопросу имеет своё собственное (единственно верное) мнение, к чужому же мнению безразличен. Не способен признать свою вину и извиниться, но даже признавая вину, внутри себя остаётся убеждённым в своей правоте. Тяжело и болезненно переживает собственные промахи и неудачи, но винить в них будет окружающих и обстоятельства.

Южное масло

Этим ёмким экзотическим термином мои московские друзья охарактеризовали деловой специалитет Севастополя. Обволакивающее вязкое усыпляющее тёплое масло лучше всего характеризует вечные обнадёживающие «завтраки» при отсутствии реального продвижения и результатов. Нежелание работать и брать на себя ответственность, неоперативность, инерционность и бесконечное затягивание любых процессов. Самые интересные и перспективные инициативы, имеющие всеобщее одобрение и поддержку, начинают увязать в масле человеческой лени и неисполнительности. Заряженные энергией пришельцы, намеренные всё быстро порешать – уже через несколько дней теряют скорость и прежний энтузиазм, а через несколько недель воспринимают происходящее как норму.

- «Для решения этого вопроса вам необходимо встретиться с этим человеком».

- «ОК. Есть его номер?»

- «Да. Набери мне завтра»

- «А сейчас его нельзя дать?»

- «Куда ты так бежишь…?» - Нехотя достаёт телефон и диктует номер.

Жлобство обыкновенное

Толковые словари именно так характеризуют жадность в сочетании с глупостью, грубостью и хамством. «Севастопольский» сервис ужа давно стал притчей во языцех. Здесь, как впрочем, и в остальном Крыму это выражается в желании сделать лёгкие деньги на туристе, без каких-либо усилий. Снисходительно хамское обслуживание в кафе и магазинах. Заломленные ценники таксистов, скучающих в местах массового скопления гостей города. Спальные места в «сараях» по цене приличного «эконома» в европейской гостинице средней руки. Никакого уважения к себе и клиентам. - После нас хоть потоп. И мозгов не хватает понять, что потоп может случиться уже при нас и благодаря нам. – Количество туристов снизится, а сервис оставшимся предоставят более расторопные пришлые конкуренты.

Ультраксенофобия

В силу своей особенности и исключительности город нетерпим к присутствию на своей «богоизбранной земле» - оазисе отдельной севастопольской цивилизации, чужаков – «варваров».

Ксенофобия (страх, неприязнь к чужим) в своей умеренной форме скорее полезна для устоявшегося благополучного социума, являясь по сути защитной реакцией от инородных вторжений и выполняя функции иммунитета. Она помогает обществу сохранять свою идентичность и защищать свои интересы на своей территории от экспансии и разрушения носителями некомплиментарных культур и цивилизаций.

Однако, в Севастополе ксенофобия приобрела чрезмерную, гипертрофированную, форму - отчуждение проявляется не только по отношению к носителям другого этнокультурного кода, но и по отношению к своим же соотечественникам, русским из других регионов России, Новороссии и Украины. И если неприязнь городской интеллигенции по отношении к наводнившему город деклассированному, асоциальному и попросту криминальному элементу оправдана. Если растущее отчуждение между севастопольцами и варягами во власти, равнодушными к судьбам города и жителей, вполне понятно. То объяснить трансляцию негатива на вполне комплиментарных и полезных городу «понаехавших», включая «экспатов» - образованной молодёжи, предпринимателей и прочих представителей среднего класса, пытающихся обосноваться в городе, сложно… - Если не помнить о севастопольской исключительности, завышенной самооценке и проистекающего из этого перманентного стремления изживать конкурентов.

Раздробленность и междоусобица

Человек поживший более-менее продолжительное время в Севастополе и хоть немного погрузившийся в местные реалии отмечает, что город переполнен взаимной враждой. Идёт война всех против всех. Заметней всего это проявляется в местной политике, определяемой перманентным противостоянием городских элит. Доверие (или недоверие) к общественникам и политикам в первую очередь определяется их близостью к представителям того или иного лагеря, и только потом их персональными качествами, позицией и деятельностью. Естественно, в такой ситуации какая-либо конструктивная деятельность крайне затруднена изначальным принципиальным противодействием. У Вас может не быть никакого конфликта интересов с той или с другой стороной, но Вам уже объявлена война.

Однако, ситуация в севастопольском политикуме – лишь проекция характерного для севастопольцев разделения на чужих и своих, а также чужих и своих среди своих. В коллективах друзей культивируется деление на внутренние фракции. Совместный досуг организовывается так, чтобы о нём узнали одни и не узнали другие. Тайное, так или иначе, становится явным. Развиваются взаимные интриги, недоверие отравляет атмосферу, разрушаются связи и коллективы.


Ретроградство

В городе стариков молодёжи приходится в буквальном смысле бороться за место под солнцем. И далеко не всегда успешно. Авторитету седины подчиняется вся городская политика, электорально зависящая от голосов пенсионеров. Вместо того, чтобы обустраивать городскую жизнь в соответствии со своими потребностями, молодёжь вынуждена подчиняться законсервированному уставу дома престарелых. Прежде всего, это проявляется в решениях городских пространств и инфраструктуры. Так, например, это ярко проявилось на общественных слушаниях, посвящённых проекту Парка Победы, где пожилые активисты выступили против спортивных объектов в пользу увеличения озеленения и мемориализации Парка. В итоге спортивные объекты были исключены из первой очереди строительства. Спортивная молодёжь Севастополя продолжает испытывать острый дефицит фактически отсутствующих в городе спортивных пространств. В сквере 60-летия СССР в районе «Московского рынка» старожилы Парка отстояли его рубежи от застройки новым Детским садом, жизненно необходимого в условиях резкого притока населения. Курс на консервацию проявляется и в политической жизни города, где бабушки и дедушки по советской традиции стабильно голосуют за непопулярную среди молодёжи партию власти. Как результат – отсутствие востребованных, в том числе самими пенсионерами, политических перемен и обновлений.


Культурная деградация

Эта болезнь характерна для всего современного общества. И Севастополь здесь, конечно, не уникален. Можно в очередной раз констатировать общее культурное вырождение – падение уровня образования, потеря интереса к чтению, примитивизация клипового мышления. Однако, до недавних пор, как минимум, уровень бытовой культуры и норм общежития был на относительно высоком уровне. Сегодняшний Севастополь всё больше люмпенизируется. Даже для образованных коренных севастопольцев становится нормой – оставить за собой неубранный мусор, поставить свой автомобиль поперёк пешеходного тротуара, ездить по спящему городу с орущими динамиками, лезть без очереди, хамить в ответ на справедливое замечание.

Двойные стандарты

Обвиняя в нарушении норм и правил понаехавших, севастопольцы, не задумываясь, делают всё то же самое. Помянув трёхэтажным «приезжих» , усеявших побережье пакетами, пластиковыми бутылками и персиковыми косточками, местный лузгает семечки и сплёвывает шелуху тут же под ноги. – «Ничего страшного – это органика». Покурив, щелчком отправляет в полёт окурок. – «Ой, забыл, да всё равно здесь нет урн». Сложив мусор в пакет, забывает его захватить. – «Ну а почему нет урн? Ну хочешь сам потащи? – Ладно, давай!» Объезжая выпирающий на полдороги автомобиль с донецкими номерами, - «Что ты здесь забыл? Как тебе права вообще выдали?». Паркуется тут же на тротуаре. – «А где мне парковаться? Вон днровцы всё позанимали, кто вас сюда звал? – Мы всё равно ненадолго. Ну а что, ты хочешь потом полкиметра туда-сюда таскаться? Нахрена тогда вообще машина?»

Нетерпимость к критике и инакомыслию

При всём при том, что у каждого приличного севастопольца всегда найдётся своё особое мнение по любому вопросу, город и самих севастопольцев критиковать нельзя. Даже если они сто раз неправы. То же самое с мнением, противоречащим мнению большинства. Если ты понаехавший, то не учи местных. Если местный, то какой-то неправильный местный. – Может понаехавший?

Сделал замечание человеку, перегородившему тебе своим внедорожником проход по пешеходному тротуару? – « Ты откуда приехал? У себя дома будешь командовать»

То же самое с мнением, противоречащим укоренившейся точке зрения.
Хочешь болеть за национальную сборную в фан-зоне напротив символа непреклонности национального духа и гения русской победы Нахимова? – Севастополец не может допустить подобного безобразия на площади имени легендарного адмирала. - Эта площадь только для парковки, митингов бюджетников и концертов бесконечных коллективов неизвестной самодеятельности.

Севастопольские болезни и пороки не исчерпываются представленным здесь перечнем. Их намного больше. По большей части они не являются и какими-то уникальными и неповторимыми. Многое из того, что здесь перечислено, характерно и для других соотечественников и иностранцев. В этой статье я акцентировал внимание на комплексе недостатков наиболее распространённых в моём родном городе – тех, которые считаю наиболее важными, типовыми и яркими.

У части севастопольцев эта статья вызовет резкое неприятие, а может и приступ ярости. Кто-то скажет, что указанные болезни не являются характерными для Севастополя и привнесены сюда приезжими. И отчасти окажутся правы. Однако, если эти болезни укоренились – значит они стали частью города, частью нас с вами.

Кто-то назовёт эту публикацию статьёй курильщика, спроецировавшего свой частный негатив на город. Естественно, всё написанное, это сугубо моё ИМХО (субъективное мнение). И сам я являюсь носителем части этих пороков, хотя и хочу думать о себе лучше и какие-то вещи с большим или меньшим успехом стараюсь в себе изживать.

Однако, смысл этой статьи не в том, чтобы очернить Севастополь и его жителей. Не в том, что следует расписаться в своих грехах и посыпать голову пеплом. Смысл в том, чтобы прочитав её - где-то увидеть себя (пусть даже большинство перечисленного к Вам лично не относится) и понемногу начать задумываться – а правильно ли мы живём и можем ли хотя бы немного исправиться? И что для этого можем предпринять?

Если мы сегодня не начнём рефлексировать, не начнём меняться, то рискуем выродиться в унылое заброшенное гетто. И великий некогда город ждёт развивающаяся деградация, упадок и мучительная «смерть»…

Автор
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Во время Зимней войны наступающие части Красной армии, как правило, несли большие потери, чем стоявшие в обороне финны. Однако бывало и наоборот.…

  • (no subject)

    Когда два года назад шоумен Зеленский объявил, что идет в президенты Украины, многие в стране его поддержали, а за ее границами решили, что эта…

  • (no subject)

    Как велосипедист оказался среди индонезийских богов и чудовищ

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments