donbassrus (donbassrus) wrote,
donbassrus
donbassrus

Categories:

Падший Киев (заметка 2005г.)

Одиннадцатый век идет с того момента, как великий князь и полководец Владимир принес ростки новой веры на землю русскую. На холмах киевских, где за тысячу лет до равноапостольного князя произнес свое пророчество первозванный апостол Андрей, утвердилась церковь Христова. Из Киева, матери городов русских, шли монахи на север и восток необъятной Руси, неся свет Евангелия. В Киево-Печерскую лавру стекались паломники со всех концов великой державы. Ни внутренние смуты, ни иноплеменные нашествия не загасили на берегах Днепра огня православия. Тысячу лет ни у кого не могло даже зародиться тени сомнения в том, каков Киев – ясно дело, православный. Казалось, что навсегда покинули наш мир кровавые древние боги: грозный громовержец Перун, многомудрый покровитель волхвов Велес и другие, чьи имена стерлись в седой старине. Но в начале третьего тысячелетия древние «боги» восстают из небытия под аплодисменты и высокопарные речи политиков.

 

8 апреля в Мариинском парке прошла церемония закладки капсулы в фундамент Монумента Соборности. Очередной шедевр обойдется казне в шесть с половиной миллионов гривен, но не это главное. Главное то как будет выглядеть этот монумент, широкой общественности неизвестно. По описанию в прессе «…12-метровый монумент будет представлять собой 8-метровую колонну с рельефным изображением языческих богов с 4-метровой верхушкой в виде Оранты, находящейся в ленте Мебиуса…» Дожились! В центре Киева, при непосредственном участии первого лица государства, возводится, давайте говорить прямо, языческий идол. Вместе с Ющенко в закладке капсулы участвовали министры внутренних дел Юрий Луценко, успевший получить прозвище Берия, министр иностранных дел и патологический русофоб по совместительству Борис Тарасюк и, на тот момент еще мэр Киева, Александр Омельченко. «Освятил» сие мероприятие своим присутствием и преданный анафеме раскольник Денисенко, объявивший себя киевским патриархом.

Наибольшей сенсацией прошедших недавно выборов – фигура нового мэра Киева Леонида Черновецкого, миллионера и адепта религиозной организации «Посольство божье». Эту организацию религиоведы относят к разряду харизматических. Вот тебе и православная столица! В центре города развешаны листовки «Киев - колыбель славянского православия оккупирован сектантами». Тут же приводятся славословия нового мэра украинской столицы в адрес чернокожего проповедника Сандэя Аделаджи. Спохватились, паны киевляне, да только боюсь поздно уже. Раньше думать надо было, во время Майдана, на котором стояли плечом к плечу с оранжевой командой лидеры практически всех сект, действующих в стране. Ну что ж, по овцам и пастырь! «Бачылы очи, що купувалы…» Хотя уже само появление листовок говорит об отрезвлении части киевлян.

Так уж случилось, что пришлось мне недавно посетить Киев. Не отказал я себе в автобусной экскурсии по столице с посещением наиболее известных мест. Первым из них стал Владимирский собор, ныне принадлежащий так называемому киевскому патриархату. При входе на стенке висит бумажка с просьбой женщинам заходить в храм «желательно с покрытой головой». Тут же экскурсовод всем предложил заполнить прошение к Филарету для получения книги «Закон божий». Для удобства даже бланки готовые вынес. На халяву, как говорится, и уксус сладкий, однако, даже беглый взгляд на текст заставил меня задуматься. Для чего это нужны мои подробные данные, включая место жительства, псевдоцерковной организации Филарета? Может, я и не прав, но, по-моему, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Тем более, что книга действительно дорогая и просто так ее дарить всем желающим выйдет слишком накладно. Ну не верю я в благие порывы господина Денисенко.

Внутри собора стоит стенд с названием «Библиотека украинца. Книги для народа». Так, подхожу ближе. Разумеется, на полочках стоят брошюрки со славословиями Бандере и Мазепе, книжки о героях из УПА. Кстати, бабушка, которая выдает «Закон божий» в обмен на прошения, устраивает настоящий экзамен, требуя сказать, «кто у нас патриарх?». Не дай бог ошибиться и назвать не того. А давая книгу, она провозглашала: «Слава Украине! Боритесь за украинскую церковь, за украинского патриарха» и дальше в таком духе. Последствия этой борьбы за украинскую церковь встретились нам в тот же день. Вот уже восьмой месяц в брезентовой палатке перед Верховной Радой живет православный священник отец Олег, которого выкинули из его храма на Западной Украине филаретовцы и униаты.
Своими силами он создал в армейской палатке церковь, где ежедневно служит молебны. Как он пережил зимние холода, греясь у примитивной буржуйки, трудно даже представить.

А в прекрасном Владимирском соборе, некогда жемчужине среди храмов Российской империи, сейчас идут службы, проводимые Филаретом. Холодом веет здесь теперь. Не земным, но явственно ощутимым... трудно передать это чувство словами. Красавец-храм, расписанный гениальными живописцами, занятой ныне чуждой силой.

Несмотря на вкладываемые огромные средства, храмы, отданные так называемому киевскому патриархату, разрушаются, словно отказываясь повиноваться воле захватчиков. По Владимирскому собору змеятся трещины. Глядя на них, невольно появляется ассоциация с лицом мертвеца, на котором проступают сквозь грим трупные пятна. Но солнце кидает сквозь окна лучи, которые, словно живые, золотым огнем горят вокруг головы Богородицы. Нет, Владимирский собор за свою долгую жизнь видел немало. И кожаные куртки комиссаров, и сдвоенные молнии на шлемах эсэсовцев – и все пережил. Переживет он и филаретовский раскол. Над выходом из собора с потрясающей душу реалистичностью изображен страшный суд. Смотрит ли расстрига Денисенко на эту грозную картину? Что думает он? Не жалеет ли, что променял душу на власть и дружбу сильных мира сего? Или загробная жизнь не для него?

А ведь еще в девяностом году киевский митрополит Филарет был одним из претендентов на патриарший престол. На поместном соборе Русской православной церкви 7 июня 90 года, когда был избран патриархом Алексий Второй, Филарет получил третье место. До этого момента он пламенно защищал единство церкви, но вдруг взял курс на обособление украинской церкви. Видать, сильно испугался за свое будущее, ведь в это время стали всплывать некоторые неблаговидные подробности его жизни. Его все громче обвиняли в нарушении монашеских обетов, и гарантировать безнаказанность мог только выход из церкви.

Заручившись поддержкой государственных структур ставшей независимой Украины, Филарет пошел по-сути на узурпацию власти в церкви, лишая должностей всех не согласных с ним. Теперь Филарет искал помощи украинских националистов, играя на их ненависти к России. Был выдвинут лозунг «Украине украинскую церковь», хотя Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй еще в октябре 1990 года предоставил самостоятельность в управлении украинской православной церкви. Русская церковь отказалась от прав на собственность и имущество церкви на Украине. Правопреемницей была объявлена Украинская православная церковь.

Действия Филарета вызвали всеобщее возмущение, и 26 мая 1992, он обратился за поддержкой к президенту с просьбой о содействии госструктур и личной поддержки. На следующий день в Харькове состоялся собор архиереев украинской церкви, в работе которого приняли участие 17 из 20 архиереев. Филарет был низложен, а на его место избрали Владимира (Сободана).

Вскоре, присвоив казну УПЦ, Филарет при поддержке государства и депутатов-националистов объявил о создании Киевского патриархата, а себя провозгласил соответственно патриархом.

Но не только расколом и воровством запятнал себя Денисенко. Восемнадцатого июня 1992 года сотня боевиков УНА-УНСО, вооруженных обрезками труб, монтировками и дубинками по благословению Филарета начала штурм Киево-Печерской лавры. Дмитрий Корчинский, возглавлявший это нападение, в своей книге «Война в толпе» вспоминает: «…наибольшее количество парафий в Украине имела Российская Православная Церковь. Долгие годы здесь хозяйничал Митрополит Киевский и Галицкий Филарет. Он построил роскошную резиденцию на Пушкинской улице в Киеве и правил железной рукой, чем, безусловно, вызвал искреннюю … ненависть всего клира. В конце восьмидесятых он едва не стал Московским патриархом, но вместо него выбрали Алексия... Тогда Филарет понял, что спасение в сепаратизме. Его враги, а ими были все епископы, собрали Харьковский собор украинских парафий. Филарета лишили сана, а позже расстригли. Но он решил побороться. Он все еще удерживал за собою резиденцию и кафедральный Владимирский собор, когда решился обратиться ко мне. Я выставил охрану возле Собора, чтобы избежать его внезапного захвата врагами.

Тем временем в Киев намеревался прибыть из Москвы новый руководитель украинских парафий Митрополит Владимир Сободан. Предусматривалось, что он поселится в Киево-Печерской Лавре. Она, как и все другие монастыри, выступила против Филарета. Мы решили захватить ее накануне приезда Сободана. Дальняя часть Лавры, которая нас интересовала, окружена кирпичной стеной восемнадцатого столетия с узкими ружейными бойницами. Операцию я наметил на вечер. Основной нашей целью было захватить главный административный корпус, после чего ввести туда Филарета. Дело осложнялось тем, что противоположная сторона была на стрёме. О возможности штурма догадывались. Я проинформировал о дате и времени акции и посвятил в детали плана только трех человек. Они изготовили штурмовую лестницу и спрятали ее возле намеченного места под стеной. За час до начала акции я собрал около сотни своих во Владимирском соборе. Я разбил их на группы и приказал каждой отдельно доехать к месту сбора на склонах берегов Днепра под Лаврою. Только там я объяснил им причину сбора и поставил задачи. Через десять минут двое скромных молодых людей постучали в дверь административного корпуса. Когда им открыли, они завязали разговор с келейником. Разговор перетёк в драку. Один из молодых людей выстрелил из газового пистолета. Это был сигнал к общему нападению. Со стены во двор посыпались наши бойцы. На колокольне тревожно забили колокола, начали выбегать монахи. Задачей двух наших первых [бойцов] было в течение минуты удержать вход, но на случай неудачи была заготовлена небольшая самодельная тротиловая шашка, чтобы высадить дверь. Этого не понадобилось. Административный корпус был захвачен сразу. Далее, при помощи палок, цепей и кусков гидравлических шлангов, начали разгонять монастырскую публику. Она сопротивлялась. Я послал людей стянуть звонарей с колокольни. Я ожидал Филарета, чтобы ввести его во владение. После его появления мы были хотя бы немного прикрыты со стороны Уголовного кодекса. В какой-то степени это бы выглядело не как разбойное нападение, а как взятие под охрану собственности под руководством законного владельца. Однако его все не было, вместо него подъехало несколько машин ОМОНа. … Я решил сдаться… Как выяснилось, во время штурма Филарет всё-таки подъезжал к Лавре, но не решился въехать. Лавра осталась за Московским патриархатом». Как видно, даже сторонники Денисенко понимали, что, поддерживая расстригу, они идут на преступление.

Во второй половине девяностых Филарет вроде бы угомонился. Сложилось определенное равновесие между церквами, хотя усилиями раскольников были буквально разгромлены православные приходы на Западной Украине.

После оранжевой революции у антиправославных сил словно открылось второе дыхание. Еще бы, ведь новые властители не скрывали своей поддержки идеи объединения всех «церквей» Украины в одну. И уже сегодня у киевского патриархата в Киеве немало своих храмов, иногда даже складывалось впечатление, что больше чем у Православной церкви.

Вот экскурсия приводит меня под кров Михайловского златоверхого монастыря, тоже отданного КП. Рядом с ним монумент жертвам голодомора. Не знаю как кому, а мне эта истерия вокруг событий 1932-1933 годов уже набила изрядную оскомину. Вот уже два десятилетия нам на всех кричат о зверствах Москвы, только растут год от года цифры «заморенных голодом», только прибавляется проклятий в адрес северного соседа. Начинали с двух миллионов, а теперь уже о чуть ли не двадцати погибших вещают с высоких трибун. Противно. Какой-то мазохистский комплекс жертвы, комплекс неполноценности присущи идеологам «украинства». Стоит их послушать, так украинцев всю мировую историю обижали и «пригничувалы». Впрочем, понять власть можно. Ни гордости своих граждан, ни зависти чужих режим вызвать не способен. Экономика в глубоком пике и выходить из оного не собирается. Население за годы независимости сократилось с 52 миллионов до 46, из которых пять миллионов сограждан вынуждены отправляться за рубеж на заработки. Вот и спекулирует власть историей, создавая образ народа-страдальца. Похоже, что национальная идея современной Украины формулируется так: «Нас все обижают, нам все должны». Впрочем, эта идея изрядно попахивает плагиатом. Один вечно гонимый народ в мире уже есть. Однако украинских «диячыв» это нисколько не смущает. Живет же страна с гербом варяга Рюрика, флагом, подаренным австрийской принцессой, и гимном, переведенным с польского. Не удивительно, что стенды, живописующие ужасы голодомора, озаглавлены «Украинский холокост». Как выразился один мой знакомый: «Украина - страна победившей шизофрении». Вот будет хохма, если какой-нибудь бойкий Рабинович подаст на Украину в суд за плагиат!

Внутри Михайловского златоверхого монастыря огромная плита с названиями организаций и фамилиями людей, жертвовавших средства на его восстановление. Большая часть жертвователей – из-за океана. А буквально в пяти шагах от плиты обвалился значительный кусок штукатурки, обнажив крошащиеся кирпичи. А ведь реставрация (а по сути постройка заново. Муляж храма для муляжа государства) завершилась совсем недавно! Не иначе как строители схалтурили, умыкнув немного стройматериалов на постройку собственных «хатынок». Между прочим, это центр города, куда в обязательном порядке привозят иностранных туристов. И вот, увидев такое чудо, европейцы по возвращении домой рассказывают обо всем увиденном знакомым. Возможно, это одна из причин, по которым благовоспитанных бюргеров кидает в жар после заявлений Ющенко о вступлении его страны в европейскую семью. Ну а кому, скажите, нужны такие, с позволения сказать, родственнички, не способные навести порядок даже в собственном доме. Так что не видать Украине членства в ЕС как своих ушей.

И вот через несколько часов, проведенных в столице, у меня появляются сомнения: тот ли это город, который воспели Булгаков и Гоголь? Не знаю, я уже в этом не уверен… Словно из матери городов русских был вырван какой-то незримый стержень, державший всю конструкцию. И это не только киевская проблема, вся страна пошла вразнос, как колесо, лишенное оси. Просто здесь проблема наиболее наглядна. Киев, паразитирующий на работе восточных регионов, не думает о куске хлеба. Поэтому для его жителей смысл жизни не ограничивается поиском средств для существования. А найти другой смысл жизни не всем удается. Вот и тоскует душа. Вот и бродят по городу вьюноши в кожаных плащах с подведенными черным глазами и шипами на браслетах. Бросаются в поисках Истины с большой буквы киевляне то к адептам заморских культов, то толпами валят встречать Папу римского. Без цели человеческая жизнь превращается в серое существование. Мрак опускается на землю. Инфернальное покрывало, наброшенное на земли некогда Святой Руси, все непроницаемей. Грустно смотрит князь-креститель Владимир на свой град с днепровской кручи… 

Может, еще и не все потеряно? Чем гуще сумрак, тем ярче кажется огонь свечи. Довелось мне увидеть в Киеве и островки мира горнего, сохранившиеся в залившем Отчизну мирском океане. Вот Флоровский монастырь пятнадцатого века. Тихо и спокойно здесь, словно и не лежит за его стенами центр многомиллионного города. Такое ощущение, что, зайдя за монастырские стены, попадаешь в пространство, лежащее вне времени. На ветвях берез сидят вороны, придирчиво рассматривая входящих сквозь ворота. Под ногами в монастырском дворе лежит брусчатка. Это не современный асфальт, требующий ремонта каждую весну. По шероховатой поверхности серо-синего камня века проскользят легким ветерком, не оставив следов. И тысячу лет спустя он будет все также надежно служить нашим потомкам. Под куполом храма сизо от ладана, в подсвечниках нет мест для свечей. В уголке монахиня каллиграфическим почерком заполняет списки людей для поминовения на молебне.

Когда-то, в начале своего пути, здесь молился молодой подвижник, известный нам сегодня как святой Серафим Саровский. Сейчас сюда приезжают для молитвы паломники со всей страны.

Как, побывав в Киеве, не посетить Лавры, основы основ русского монашества? Как описать ее? Красота и спокойствие царят за ее стенами. Что еще надо для гармонии? Какое-то непонятное щемящее грудь чувство охватывает, стоит только войти в пещеры. Пройдя по узким коридорам в темноте, разгоняемой только огоньком тонкой восковой свечи, зажатой в руке я попал на службу в подземном храме. Священник негромко читал слова акафиста, десятка два молящихся людей (а больше просто не поместятся) жадно ловили каждое слово. Так, наверное, собирались в римских катакомбах для молитвы первые христиане. Пройдя чуть дальше по подземелью, замечаю монаха, при свече читающего Псалтырь. Что ему до страстей волнующих мир? Он уже нашел свой путь.

Что истинно? Майдан или монах, склонившийся в молитве, ложь теленовостей или трепещущий огонек лампадки перед чудотворным образом? Нет, Русь не ушла в небытие! Она затаилась под бетоном современности, изредка проглядывая в золоте куполов и шелесте березовых листочков, в лазури небес и песне соловья! Святая Русь, словно Китеж-град, открывается, маня неземной красотой того, кто готов увидеть ее.

Только все меньше таких. Или нет?!



 
Tags: Киев, оранжевые
Subscribe

  • (no subject)

    Оппозиционеры либерального толка любят рассказывать о страшной коррупции и кумовстве в России и противопоставлять ей Запад, где все честно и…

  • Смерть Аякса. Древнегреческий миф

    Славную жизнь прожил Оилей, смертный сын Аполлона. Довелось ему в молодости участвовать в походе аргонавтов, а в зрелом возрасте примерить корону…

  • Англо-Иракская война 1941 года

    После того как проигравшая Первую мировую войну Османская империя распалась, на ее руинах возникло несколько новых государств, явный или скрытый…

promo donbassrus march 1, 2016 11:50 10
Buy for 10 tokens
Внес небольшие дополнения в свою "Историю Донбасса". Думаю, что книга теперь полностью готова, так что читайте на здоровье! Если среди читателей есть представители издательств, то буду рад возможности издать ее в бумажном виде. Если вдруг кто-то захочет поблагодарить меня за уже…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments